L'amour est un medicament contre l'immortalite. Глава 1 - 12 Июля 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Июль » 12 » L'amour est un medicament contre l'immortalite. Глава 1
15:49
L'amour est un medicament contre l'immortalite. Глава 1
Глава 2

1. Une mysterieuse etrangere a Montmartre

Па­риж, Фран­ция, 1956 г.


- Дже­рард, ми­лый, спус­кай­ся к нам! Твой зав­трак сты­нет, - звон­кий го­лос ма­тери на фо­не дзинь­ка­ющих та­релок раз­да­ет­ся эта­жом ни­же че­рез при­от­кры­тую в ком­на­ту дверь.

- Да, ма­туш­ка, уже иду! - тон­кие му­зыкаль­ные паль­цы про­вор­но ору­ду­ют в пет­ли­це, зас­те­гивая пос­леднюю пу­гови­цу на ки­пель­но-бе­лой све­жевыс­ти­ран­ной ру­баш­ке, ко­торая ед­ва уло­вимо ис­то­ча­ет аро­мат про­ван­ских трав. - И раз­бу­ди Май­ки за­од­но, этот ува­лень опаз­ды­ва­ет в кон­серва­торию! - до­лете­ло до юно­ши на­пос­ле­док от от­ца.

- Хо­рошо, па­па! - за­катив гла­за к по­тол­ку с ви­ти­ева­тым ста­рин­ным ор­на­мен­том, брю­нет лишь ти­хо и ус­та­ло вздох­нул. И по­чему имен­но ему каж­дый раз вы­пада­ет участь бу­дить эту сон­ную те­терю?

На­кинув вель­ве­товый пид­жак от­тенков горь­ко­го шо­кола­да се­бе на пле­чи, нез­на­комец сде­лал шаг впе­ред к ра­ритет­но­му трю­мо с зо­лотым на­пыле­ни­ем - их лич­ной фа­миль­ной ре­лик­вии. За­мерев бук­валь­но в нес­коль­ких мет­рах от от­ра­жа­ющей по­вер­хнос­ти, мо­лодой че­ловек мол­ча наб­лю­дал за тем как иг­ри­вые ут­ренние лу­чи роб­ко и нес­ме­ло ка­са­ют­ся до­рого­го ве­неци­ан­ско­го стек­ла. Стай­ки сол­нечных зай­чи­ков про­бега­лись по ле­жащим на зер­ка­ле кис­точкам раз­ной тол­щи­ны и раз­ме­ров, а так­же прок­ра­дыва­лись в от­кры­тые ба­ноч­ки с раз­ноцвет­ной гу­ашью, от­че­го их со­дер­жи­мое пе­рели­валось по­доб­но ма­лень­ким крис­талли­кам. В спаль­не ца­рил лег­кий бес­по­рядок в ви­де смя­той не­зап­равлен­ной пос­те­ли и мно­жес­тва аль­бом­ных лис­тов, раз­бро­сан­ных на по­лу воз­ле моль­бер­та. К счастью, это все не соз­да­вало впе­чат­ле­ния раз­бу­шевав­ше­гося ура­гана - лишь не­боль­шо­го твор­ческо­го бес­по­ряд­ка. В воз­ду­хе ви­тал ха­рак­терный тер­пкий за­пах крас­ки и бу­маги.

При­выч­ным и от­то­чен­ным жес­том Дже­рард про­водит внут­ренней сто­роной ла­дони по плав­но вы­пира­ющим ли­ни­ям скул. Неж­ное и юное ли­цо ху­дож­ни­ка по­ходи­ло на бе­зуко­риз­ненную ра­боту скуль­пто­ра, из­ва­яв­ше­го со­вер­шенс­тво из хо­лод­но­го неп­риступ­но­го мра­мора, но вло­жив­ше­го в не­го час­тичку сво­ей теп­лой ду­ши. Апол­лон­ская стать и изящ­ная гра­ция Ди­они­са в од­ном фла­коне. И все это под еди­ным наз­ва­ни­ем - Дже­рард У­эй.

Как ни пы­тал­ся, Дже­рард, увы, не мог най­ти точ­но­го и вес­ко­го объ­яс­не­ния то­му, от­че­го так по­лучи­лось, что од­ним са­мым обык­но­вен­ным, на пер­вый взгляд, ут­ром он вдруг рез­ко пе­рес­тал взрос­леть. В то вре­мя как его сверс­тни­ки бы­ли трид­ца­тилет­ни­ми муж­чи­нами с вы­да­ющей­ся ще­тиной и кое-где уже за­лега­ющи­ми мор­щи­нами, юно­ша выг­ля­дел так, буд­то ему все еще во­сем­надцать. Поз­же вы­яс­ни­лось, что это ре­зуль­тат на­руше­ния пра­виль­ной ра­боты ге­на, от­ве­ча­юще­го за ре­гене­рацию - у Дже­рар­да он прос­то-нап­росто ра­ботал с уд­во­ен­ной час­то­той.

Ро­дите­ли во­зили его за гра­ницу, за­писы­ва­ясь на при­ем к са­мым со­лид­ным и ква­лифи­циро­ван­ным док­то­рам, в на­деж­де, что хо­тя бы за пре­дела­ми Фран­ции они смо­гут рас­крыть "сек­рет веч­ной мо­лодос­ти" сво­его дра­гоцен­но­го маль­чи­ка. Но ме­дици­на бы­ла бес­силь­на. Ник­то не знал тол­ком ни наз­ва­ния, ни тем бо­лее ле­карс­тва от стран­ной не­из­ве­дан­ной бо­лез­ни. И Дже­рар­ду приш­лось лишь од­но - сми­рить­ся. Сми­рить­ся с тем, что он не та­кой как все, сми­рить­ся с тем, что у не­го ни­ког­да не бу­дет семьи и что са­мые близ­кие и род­ные ему лю­ди ра­но или поз­дно ос­та­вят его в ще­мящем ду­шу оди­ночес­тве. Ху­дож­ник дав­но ус­по­ко­ил­ся на этот счет, но толь­ко лишь внеш­не. Ведь внут­ренне он по-преж­не­му бо­ял­ся ок­ру­жав­шей его не­из­вес­тнос­ти, ко­торая слов­но тай­на, пок­ры­тая мра­ком, во­цари­лась на его хруп­ких юно­шес­ких пле­чах.

Пос­ледний раз кри­тич­но взгля­нув на свое от­ра­жение, ху­дож­ник неб­режно по­вязал лег­кий ба­тис­то­вый пла­ток и, вый­дя из ком­на­ты, по­пут­но нап­ра­вил­ся к спаль­не бра­та. Раз­бу­див пос­ледне­го трех­крат­ным сту­ком в дверь и кри­ком "С доб­рым ут­ром, со­ня!", У­эй пос­пе­шил вниз на кух­ню. Опаз­ды­вать на ра­боту ему ка­тего­ричес­ки не хо­телось - да­же ес­ли эта ра­бота не но­сила нор­ми­рован­но­го гра­фика и зак­лю­чалась лишь в по­сидел­ках на ска­мей­ке мес­тно­го пар­ка.

Спус­ка­ясь по кру­той бе­лока­мен­ной лес­тни­це с сум­кой на пле­че, уже на се­редин­ной сту­пень­ке Дже­рард ощу­щал ви­та­ющий в воз­ду­хе ко­фей­ный аро­мат. Ма­туш­ка всег­да вста­вала по­рань­ше, что­бы по­радо­вать лю­бимо­го сы­ноч­ка чу­дес­ным сва­рен­ным на­пит­ком. Сре­ди изыс­канно­го тон­ко­го аро­мата мок­ко мож­но бы­ло раз­ли­чить пря­ный за­пах све­же­ис­пе­чен­но­го хле­ба и ко­рич­ной па­лоч­ки. Лю­бимые ба­нано­вые тос­ты ху­дож­ни­ка. Мис­сис У­эй зна­ла толк в еде.

С за­вид­ной лов­костью рас­пра­вив­шись с зав­тра­ком и крат­ко чмок­нув мис­те­ра и мис­сис У­эй, да­бы не мед­лить боль­ше ни се­кун­ды, брю­нет пус­тился бе­гом на уже став­ший ему род­ным Мон­мартр.

Ми­нуя уз­кие улоч­ки и ве­личес­твен­ные ар­ки, про­ходя ми­мо вит­рин сва­деб­ных са­лонов и не­оно­вых вы­весок ка­баре, ко­торые еще с но­чи зав­ле­кали в свою оби­тель не­ис­ку­шен­ных по­сети­телей с тол­сты­ми ко­шель­ка­ми, Дже­рард на­конец-то до­шел до ви­ти­ева­той ог­радки, опу­тан­ной зе­леным плю­щом. У­ют­ный ти­хий скве­рик на Мон­мар­тре стал для У­эя вто­рым до­мом с то­го са­мого мо­мен­та, как пар­нишка от­крыл в се­бе та­лант к ри­сова­нию и по­нял, что его сто­ит нап­ра­вить в нуж­ное рус­ло. Имен­но по­это­му мо­лодое да­рова­ние при­ходил сю­да каж­дое сол­нечное ут­ро, рас­кла­дывая кис­точки, па­лит­ру и мас­ти­хин(1) на пот­рескав­шемся ас­фаль­те и ста­вил де­ревян­ный этюд­ник(2) с моль­бер­том нап­ро­тив.

За те три с по­лови­ной ча­са, что ху­дож­ник пре­бывал в рас­ки­дис­той те­ни цве­туще­го ясе­ня, он уже ус­пел на­писать па­ру ра­бот, за ко­торые ему, как ока­залось - весь­ма щед­рые лю­ди, вру­чили 150 фран­ков. И вот сей­час, в дан­ный мо­мент, юно­ша тер­пе­ливо и ув­ле­чен­но за­кан­чи­вал оче­ред­ной пор­трет ми­ловид­ной осо­бы в ма­лино­вой фет­ро­вой шляп­ке с бу­кетом алых тюль­па­нов в ру­ках. Рас­стег­нув пид­жак на все пу­гови­цы и вре­мя от вре­мени про­мокая хлоп­ко­вым плат­ком выс­ту­па­ющие на лбу от ста­раний ка­пель­ки по­та, Дже­рард с при­сущим ему эн­ту­зи­аз­мом на­носил зак­лю­читель­ные штри­хи на, ка­залось бы, иде­аль­ный пор­трет нез­на­ком­ки. Кли­ен­тка же в свою оче­редь как бы вто­рила ис­полни­тель­но­му мол­ча­нию У­эя и лишь при­вет­ли­во улы­балась кар­ми­новы­ми гу­бами, наб­лю­дая за тем, как па­рень вы­сунул кон­чик язы­ка от усер­дия.

- Ваш пор­трет оча­рова­телен, il mio amico(3), - слад­козвуч­но про­пела нез­на­ком­ка, стыд­ли­во прик­ры­вая рот ла­дош­кой в бар­хатной пер­чатке. - Пра­во, мои гла­за не зас­лу­жили быть нас­толь­ко кра­сивы­ми!

- Не пре­умень­шай­те всю пре­лесть очей ва­ших, ма­дам, - улыб­нулся в от­вет брю­нет, спо­лас­ки­вая кисть и па­лит­ру. - Ва­ши гла­за по­ис­ти­не прек­раснее всех, что мне до­велось изоб­ра­жать на хол­сте.

- И все-та­ки, - нез­на­ком­ка скло­нилась над су­моч­кой и спус­тя па­ру мгно­вений из­влек­ла из нее вну­шитель­ную пач­ку бан­кнот. - Я зап­ла­чу вам сто фран­ков за ва­ше мас­терс­тво.

- Сто фран­ков?! - У­эй по­думал что ос­лы­шал­ся при упо­мина­нии столь бас­нослов­ной сум­мы. - Вы не­помер­но це­ните ме­ня. Слиш­ком мно­го для та­кого бе­зопыт­но­го и не­бога­того ху­дож­ни­ка, как я.

- О по­верь­те, mio caro(4), вы еще раз­бо­гате­ете! И не толь­ко в пла­не де­нег.

- Я.. я не по­нимаю...

- Дай­те мне ва­шу ру­ку и са­ми все уз­на­ете.

Бо­яз­ли­во, с не­кото­рой не­уве­рен­ностью и сом­не­ни­ем, Дже­рард все же про­тянул ла­донь нез­на­ком­ке, за­давая воп­рос, ко­торый с опас­кой сле­тел у не­го с язы­ка, не ус­пе­вая за­дер­жать­ся:

- Вы га­дал­ка?

- Нем­но­го, - от­ве­тила жен­щи­на спус­тя ми­нуты мол­ча­ния. - Я пред­по­читаю на­зывать­ся про­рица­тель­ни­цей. Га­дал­ка зву­чит слиш­ком ди­ко и по-шар­ла­тан­ски, не на­ходи­те?

Брю­нет­ка за­бав­но ус­мехну­лась, все так­же прик­ры­ва­ясь ла­дош­кой, пос­ле че­го про­дол­жи­ла:

- Ва­ше сер­дце тос­ку­ет, mio caro, я ви­жу это по ва­шей ли­нии сер­дца. Вы оди­ноки и зак­ры­ты в собс­твен­ном ми­ре. Плод люб­ви для вас зап­ре­тен, il mio artista(5). Но по­явит­ся че­ловек, ко­торый даст вам его вку­сить. Прек­расный че­ловек... са­мо соб­ра­ние доб­ро­ты и не­вин­ности на этом све­те. Я ви­жу это. Его а­ура ок­ра­шена в от­тенки лис­твы от­цвет­ше­го ореш­ни­ка. Мно­го лис­твы, - ее го­лос был за­гадо­чен и не­жен, слов­но па­ути­на, все силь­нее опу­тыва­ющая Дже­рар­да.

- Но как я встре­чу его? Как уз­наю, что это тот са­мый че­ловек? - ху­дож­ник не­пони­ма­юще мо­тал го­ловой, буд­то про­ис­хо­дящее с ним бы­ло сном, ко­торый он так от­ча­ян­но пы­тал­ся прог­нать.

- При­дет вре­мя и вы са­ми по­чувс­тву­ете, как око­вы веч­ности спа­дут с ва­шего сер­дца.

Сло­ва нез­на­ком­ки по­доб­но ле­дяной во­де из уша­та зас­та­вили У­эя ши­роко рас­пахнуть гла­за и шо­киро­вано ус­та­вить­ся на жен­щи­ну пе­ред ним.

- Как вы... - про­рица­тель­ни­ца обор­ва­ла речь юно­ши на по­лус­ло­ве.

- Ес­ли вам ког­да-ни­будь пос­час­тли­вит­ся ока­зать­ся в Пор­то­фино, - стоя в пол-обо­рота к У­эю, та­инс­твен­ная да­ма в шляп­ке бро­сила ему на­пос­ле­док, - неп­ре­мен­но по­сети­те кед­ро­вую ро­щу. В осен­нее вре­мя она осо­бен­но прек­расна, il mio amico..

Пос­ледняя фра­за, про­из­не­сен­ная га­дал­кой, не ос­та­лась для Дже­рар­да не­заме­чен­ной. Под­няв взгляд в на­деж­де по­лучить от­вет хо­тя бы на еще один воп­рос, ху­дож­ник лишь не­пони­ма­юще зах­ло­пал длин­ны­ми чер­ны­ми рес­ни­цами. Нез­на­ком­ка ис­чезла слов­но приз­рак, буд­то ее из­на­чаль­но здесь и не бы­ло.

Утом­ленный по­луден­ным сол­нцем, Дже­рард уже бы­ло ре­шил, что прос­то пе­рег­релся на сол­нце, а все про­ис­хо­див­шее с ним - не бо­лее чем фан­тасма­гори­чес­кий сон, спро­воци­рован­ный май­ской ду­хотой. Лишь пор­трет брю­нет­ки с кар­ми­новой улыб­кой, мир­но ше­лес­тя­щий на моль­бер­те, зас­тавлял юно­шу уве­рить­ся об об­ратном.

Примечания:

* Таинственная незнакомка на Монмартре

1) Мастихин (от итал. mestichino) — это специальный инструмент , использующийся в масляной живописи для смешивания красок, очистки палитры или нанесения густой краски на холст.

2) Этюдник (от фр. étude, буквально — изучение, исследование) - переносное приспособление для занятий живописью, небольшой ящик, часто на треноге, с принадлежностями для живописи и местом для этюда.
3) мой друг
4) мой милый
5) мой прекрасный художник
Категория: Слэш | Просмотров: 263 | Добавил: Sextape | Теги: бессмертие, вечность, любовь | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Июль 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016