Красная - красная нить / Red red thread [Глава 26] - 2 Ноября 2014 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2014 » Ноябрь » 2 » Красная - красная нить / Red red thread [Глава 26]
04:15
Красная - красная нить / Red red thread [Глава 26]
Глава 1.

Глава 25.

Глава 26.

Дверь хлопнула. Я вздрогнул и проснулся, с трудом осознавая, где я и что происходит. Повернул голову и увидел спящего без задних ног Джи. Сколько времени вообще?

Медленно начало накатывать осознание, что я сплю у него дома, совершенно голый, перемазанный в своей и его сперме и… чёрт, дверь хлопнула! Снизу доносились приглушённые голоса. Сотни грёбаных картинок со стен его комнаты смотрели на меня осуждающе. Ну что вам? Лично я не чувствовал никаких угрызений совести. Немного стыда, немного смущения, когда увидел белеющую голую задницу Джерарда под краем одеяла, и очень чётко оформленное чувство, что с удовольствием повторил бы все эти странные вещи, что мы с ним делали ночью, ещё несколько раз. Но внизу кто-то ходил, и волнение, а точнее, всё быстрее подступающая паника заставляла размышлять, в каком я положении и что же можно придумать. Одежда самым идиотским образом забыта на стиральной машинке в ванной комнате… Я сам весь в засохшей сперме и мне нужно в душ. В окно… я бы не полез ни при каких обстоятельствах даже летом, а в минус пять в декабре – так тем более. Оставалось спрятаться под кровать? Чёрт… А ведь всё довольно дерьмово. Если сейчас Майки зайдёт в комнату и увидит нас такими…

- Джи… - затормошил я его. Проще было мёртвого воскресить. Да сколько времени вообще? В этой комнате есть хоть одни часы? Я шарил взглядом по стенам, то и дело натыкаясь на ответные укоризненные рисованные взоры. – Джи, твою мать, просыпайся, - я легонько похлопал его по щеке, ущипнул за холодное, выглядывающее из-под одеяла плечо. Он заворочался. – Давай, давай же, детка, - я был взвинчен до предела. Если честно, мне было очень страшно. – Там, кажется, Майки вернулся.

Наконец, услышав волшебные слова, этот парень резко распахнул глаза и уставился в потолок на какие-то секунды. Потом перевёл взгляд на меня. – Что ты сказал?

- Я сказал, что Майки вернулся, чёрт! – не выдержал я, повышая голос.

И тут до него дошло. Он вскочил, резко выпутываясь из-под одеяла, сначала выглянул в окно, стараясь что-то увидеть внизу за ним. – В окно я не полезу, - серьёзно сказал я Джерарду, на что тот даже не отреагировал. Затем он подскочил к двери. Приоткрыл её как можно тише, сверкая голой задницей. Голоса стали довольно понятны, говорили двое, и мы услышали примерно следующее:

- Да не надо его будить, бабуль. Я же сказал, что он будет дрыхнуть. Он всегда спит так долго, а сейчас каникулы и отпуск на работе.

- Но уже второй час. Разве не вредно для здоровья столько спать?

- Ба, ну перестань. Всё зависит от того, во сколько он лёг. Поехали, в магазин пока съездим. Я же говорил, что холодильник будет пуст, как поверхность Луны.

- Ну… хорошо. Надо купить вам чего-нибудь вкусненького. Праздник, всё-таки.

- И ящичек пива? Ба, ну подумай, что такое ящик пива для четверых здоровых парней на Новый год?

- Нет, Майкл Джеймс Уэй. И не поднимайте больше эту тему, молодой человек. Мы договаривались на две бутылки каждому. Хватит с вас.

- Ну… Тогда на обратном пути заедем за Рэем?

- Ладно. Я тебе говорила, что ты шантажист? Ничуть не хуже, чем твой отец был в твоём возрасте.

- Говорила, ба. Поехали уже? Как раз Джи проснётся, когда вернёмся.

Я облегчённо выдохнул только тогда, когда входная дверь снова гулко хлопнула, и на первом этаже воцарилась тишина. Всё это время я сидел, точно заледенелый, напряжённый до предела, и не сводил глаз с белой кожи ягодиц Джерарда. Его задница была чем-то невероятным.

Друг закрыл дверь и, развернувшись, расслабленно привалился к ней спиной. Посмотрел на меня. Потом на себя и вдруг, чертовски смутившись, прикрылся руками и вернулся к кровати. Я улыбнулся, не меняя довольно откровенной позы, в которой сидел.

- Чёрт… - тихо донеслось из-под одеяла, куда он зарылся с головой. – Я думал, сдохну. Чуть не обделался.

- Да уж… - согласно поддержал я. – Было охеренно стрёмно, – почему-то меня очень забавляло то, что именно Джерард, который старше меня почти на три года, а не я, сейчас прячется в одеяле и смущается моего голого вида и, вероятно, наших ночных игр. У него ведь было столько всего… Но возможно ли… Возможно ли, что парень в его кровати оказался впервые? Жар осознания ударил мне в голову. Это было так волнительно! Лично я сейчас, когда паника отступала, хотел только одного – повторить всё, каждую минуту думая о том, что Майкл с Рэем и Елена могут вернуться в любой момент. Ох, как же меня это заводило! Я наклонился к одеялу и негромко сказал:

- Пойдём в душ, Джи? Вместе?

Блять. Я чёртов подросток в самый пик полового созревания. Мне было стыдно и томно, и у меня снова стояло колом, и я ничего не мог с собой поделать.

- Иди первый, - наконец, раздалось из-под одеяла.

- Вчера ты хотел пойти вместе, - не преминул подначить я, улыбаясь.

- Чёрт, Фрэнк, - не выдержал он, убирая одеяло и являя свету дня покрасневшее пятнами лицо. – Вчера я не был на волосок от того, чтобы навернуться в самую середину ямы с дерьмом, которую сам же себе и вырыл.

Я оторопел. Мне захотелось его ударить. Вот просто так взять и врезать, расквашивая нос. С силой, до крови, чтобы он заплакал. Я даже не мог осознать, почему это жгучее желание накатило на меня. Но я только молча встал, отодвинул ногой сброшенные вчера вещи, что он мне дал, и пошёл к двери, покачивая членом. Мне было плевать на то, как это выглядело. Мне было нужно в душ. И я чувствовал, что он наблюдает за мной. Это походило на лёгкое зудящее чувство чуть пониже спины.

- Фрэнки, - вдруг сказал он. – Фрэнки, прости?

До чего милая эта грёбаная вопросительная интонация в конце!

- Я в душ, - развернулся я, совершенно не стесняясь своего вида. Твою мать, я – это я. – Дашь мне какие-нибудь трусы?

На мгновение он залип, не реагируя. Его глаза уставились в одну точку на моём теле, и я даже ощутил вновь просыпающееся смущение. Может, я перебарщивал?

- Возьми сам в шкафу. Вторая полка… - сказал он, сглотнув, и снова закрылся одеялом с головой.

Я старался помыться побыстрее. Мне нужно было успеть высушить волосы, слава богу, короткие, и сделать вид перед всеми, что я пришёл совсем недавно, «буквально за пять минут до вас». Я не особенно злился на Джерарда. Чёрт, я и сам понимал, что ситуация сегодня была на грани фола… Но то, что сказал Джерард, и главное, как он это сказал, почему-то взбесило и задело меня. Выглядело так, что в случае чего он отпёрся бы ото всего, в том числе и от меня, если бы пришлось. В то время как я был готов принимать происходящее, как есть, не отрицая. На кону стояла наша дружба, и мне это не нравилось. Я совершенно не хотел терять его, как друга. Но и не хотел открывать его тёмные, возможно, мерзкие стороны, если они были, из-за подобных ситуаций. Думаю, я бы пережил это вместе с ним, оставаясь его другом. Но если бы он предал меня, нашу дружбу? Если бы открестился, сказав, что «всё не так, как выглядит»? Чёрт… Я не знаю, как поступил бы тогда. В любом случае, внутри остался осадок. Кто был виноват в том, что я влюбился в парня? В том, что я хотел своего друга? Кто вообще обустраивает все эти взаимные привязанности? И точно ли этим занимается грёбаная «Небесная канцелярия»?

Под такие безрадостные мысли я вытерся, со странным чувством натягивая нижнее бельё, одолженное у Джерарда, и быстро оделся в свою вчерашнюю одежду. Я даже не стал заходить к нему. Просто постучал в дверь спальни, где буквально ночью был счастливее всех на планете, и спустился вниз. Включил телевизор и рухнул на диван в гостиной, совершенно не вникая, что смотрю и зачем. Часы на стене показывали половину второго…

****

Замок щёлкнул, и я услышал голоса входящих людей. Собравшись с духом, натянул на лицо приветливую улыбку и пошел навстречу. Джерард ещё не спускался, хотя я слышал, как он выходил из ванной.

- Фрэнки? – удивлённый дуэт Рэя и Майкла, и добрая улыбка Елены были мне как бальзам на душу.

- Здравствуйте! Привет, чуваки! Я скучал, - улыбался я, забирая пакеты из рук ребят и приветственно хлопая их по спинам ещё неснятых курток. – С наступающим всех вас!

- Я тоже скучал, чувак, - Рэй сграбастал меня в медвежьи объятья, а сверху навалился Майкл. - Долго тут киснешь? – спросил младший Уэй.

- Эм, да нет, совсем недавно пришёл. Минут десять, может. Джерард ушёл наверх переодеться и потерялся там, - не моргнув глазом, соврал я, получив в ответ быстрый странный взгляд Майкла.

- Елена, давайте я помогу, - кинулся я на кухню, слыша, как женщина шуршит оттуда пакетами.

- Ох, милый, не стоит волноваться. Лучше сходи до машины и забери из багажника картонную коробку. Осторожнее, там гирлянды. Надо украсить дом снаружи.

- Я помогу, - вызвался Рэй, ещё не успевший раздеться.

- Бабуль, тебе нужна тут помощь? А то я бы пошёл с парнями на улицу… - Майки выглядел как мальчик, выпрашивающий сладкое.

- Нет, милый, - улыбнулась она, складывая невероятного вида вкусности на полки холодильника. В моём животе требовательно заворчало. – Сейчас спустится Джерард и поможет, если понадобится.

Через минуту мы с Рэем уже тащили увесистый ящик из «жука» к дому, а Майкл ушёл в гараж за стремянкой и удлинителем. Сверху коробку венчал красивый, но слегка обшарпанный новогодний венок, который обычно вешают на входную дверь в качестве украшения.

- Ну как праздники, Фрэнки? – Рэй выглядел очень довольным и свежим, в отличие от меня. Мне не помог ни душ, ни то, что я, в общем-то, выспался сегодня. Я чувствовал себя так, словно на меня слегка наступили сверху, но не раздавили до конца, а так, немного приплющили. Под ногами скрипел нападавший за вчера снег, и я был счастлив, что сегодня этот дом оказался полон людей. Это вселяло надежду.

- Если честно, то не очень, - кисло признался я, вешая венок на еле заметный гвоздик во входной двери. Стало намного праздничнее, а если повесить гирлянды, будет просто волшебно! – Так уж вышло, друг, но ничем не могу похвастаться. Чужие люди, чужие дети, чужой дом. Ничего страшного, но и ничего особо интересного не происходило, - вяло закончил я. К нам уже шёл Майкл с лестницей наперевес. – А вы как отметили? Признавайтесь? – с улыбкой спросил я ребят.

- Эта пьянь бухала с братом все эти дни, - бодро заложил Торо Майкл, расставляя стремянку и разматывая шнур удлинителя.

- Ох, кто бы говорил, - закатил глаза Рэй, явно не принимая атаку всерьёз. – А кто жаловался мне по телефону, что тебя закармливают всякими вкусностями, и ты скоро будешь похож на шоколадный пончик?

Я прыснул. Это было именно то, чего мне не хватало. Друзья. Их добрый позитивный трёп. Их невидимая, но такая ощутимая поддержка.

- А почему шоколадный? – поинтересовался я у Майкла. Он уже придерживал шатающуюся стремянку, по которой поднимался Рэй, а я полез в коробку, отыскивая начало гирлянды.

- Да не знаю я, - смутился Уэй, и я снова рассмеялся.

- Расскажите, как отметили. Чёрт, я хочу порадоваться за вас, потому что мне самому совершенно нечем вас порадовать, - попросил я, подавая Рэю начало длиннющего провода, усеянного лампочками.

Пока Торо зацеплял гирлянду за специальные крючочки, которым, по словам Майки, уже сотня лет, я узнал вот что:

Первое. Если едете к бабушке Уэев, запасайтесь таблетками, помогающими пищеварению. Ибо там вас будут кормить невозможными вкусностями, от которых вы просто не в состоянии отказаться, как на убой. Если вы всё же найдёте в себе силы и откажетесь, то тем самым нанесёте несмываемое оскорбление прекрасной миссис Елене ли Раш.

Второе. В Ашбери в канун Рождества свято блюдут традиции. На столах стоят специальные блюда, которые едят только в Рождество, а по домам ходят дети в нарядах ангелов и поют Рождественские песни, взамен прося сладкое.

Третье. Джерард не любит встречать Рождество в Ашбери, потому что считает, что становится в два раза толще, чем был до приезда.

Четвёртое. Бабушка подарила братьям новогодние подарки раньше срока. И в обоих случаях это были вязаные свитера с оленями. У Джерарда – на красном фоне, а у Майкла – на синем. Братья поклялись друг перед другом той же ночью никогда не надевать их, спрятав в самый дальний угол шкафа.

Пятое. Брат Рэя – самый заядлый тусовщик из всех, кого Рэй знает. Вместе с ним Торо обошёл за несколько дней самые приличные места в Ньюарке, а ещё за два дня – самые неприличные. В итоге братья сошлись на том, что лучше просто пить дома – хотя бы ходить никуда не надо, а эффект тот же.

Шестое. Рождество в доме Торо – образец собранности и благих намерений. В этот праздник за столом читаются псалмы, яства дымятся и источают свежие аппетитные ароматы, скатерть бела и накрахмалена, все общаются друг с другом подчёркнуто-вежливо, а старший брат Рэя надевает чистую глаженую белую рубаху и играет на гитаре рождественские хиты для матери. Рэй подпевает и трясёт баночкой-перкуссией, ожидая, когда этот нестерпимо длинный вечер закончится, и можно будет пойти наверх и снова вмазать по пиву на пару с братом, а потом залабать что-нибудь из "Iron Maiden" на две гитары.

Седьмое. Средний брат не смог приехать на Рождество, чем подписал себе смертный разговор. «Если бы он видел выражение лица мамы, когда она слушала его вялые отмазки по телефону, он бы поторопился прийти в Ньюарк хотя бы пешком. Помяните моё слово, теперь у него бо-ольшие проблемы. Рождество для мамы – это что-то, что требует крайней сосредоточенности от всех членов семьи. Маму просто клинит в этот день, и даже отец не решается с ней спорить», - говорил Рэй, устало потирая затёкшую шею.

Восьмое. Эти ребята рядом – самые отличные ребята, которые только могли оказаться у меня в друзьях в этом городе. И, чёрт, я их обожаю.

Закончив на улице, мы отошли чуть подальше, пока Майкл бегал к гаражу, чтобы включить удлинитель в розетку.

- Готовы? – крикнул он откуда-то из-за угла.

- Врубай! – хором ответили мы с Рэем, замирая в ожидании. Секунда - и дом, такой обычный в череде похожих друг на друга, преобразился. Замерцал огоньками, окрашивая снег под собой во все цвета радуги. Оживился, вселяя в нас новогоднее настроение и ожидание какого-нибудь чуда. Майкл подошёл и встал рядом, улыбаясь такой же глупой улыбкой, что была и на наших лицах, я думаю.

- Круто, - сказал он. В его светло-карих глазах отражались блики разноцветных огней.

- Не то слово. Джерард много пропустил, - проговорил Рэй, убирая мешающие кудри за ухо. – Где он, кстати?

Я зачем-то посмотрел на крайнее справа окно. Гостиная, вроде бы. Свет не горел, но край занавески был приподнят. Я почувствовал, что Джерард был там, и он смотрел на нас из-за окна. Я улыбнулся туда. Занавеска упала на место, оставляя меня наедине со своим смятением и вопросами.

В доме пахло потрясающе. Едой. Очень вкусной домашней едой. Цитрусами и почему-то хвоей. Елена вышла из кухни с баллончиком в руках.

- Ну как вам? Всё-таки хорошо, что купили ароматизатор. Добавляет настроения, так ведь?

Я улыбнулся и кивнул, раздеваясь. Ребята уже прошли вперёд, где с ними здоровался Джерард. Несколько секунд я наблюдал за ними. За Джи. Такое живое и счастливое лицо, когда он обнимал Рэя и что-то говорил Майки. Мельком он посмотрел на меня. Так отчуждённо-виновато. Меня передёрнуло. Вот же дурак. Сам себе придумал проблему, сам же от неё страдает.

- Значит так, мальчики, - Елена сняла надетый синий в красную клетку фартук и небрежно кинула на стул. – Мне пора. Я буду встречать Новый год в Нью-Йорке вместе со старыми подругами. Обязательно украсьте дом внутри. Я завтра поеду обратно – заеду к вам, чтобы проверить. Да-да, Джер, не надо так смотреть. И то, что вы украсили, и то, что дом стоит, и то, что вы все тут живы. Не украсите – покусаю, - она уморительно несколько раз щёлкнула зубами, заставляя меня улыбнуться. Впрочем, не только меня. Эта женщина распространяла вокруг себя тепло и свет, и я очень сожалел, что моя бабушка была так далеко сейчас. Да и была она несколько другим человеком.

Мы все с теплотой простились в прихожей, Елена нежно и очень долго тискала внуков, вызывая у меня неконтролируемые приливы желания оказаться на их месте. А потом ушла, и мы как-то резко остались одни – причём и Майкл, и Рэй были такими предвкушающе-весёлыми, что я понимал – что-то тут не чисто. Наконец, Торо, с видом заговорщика, принёс свой огромный рюкзак и водрузил его на стол. Расстегнул молнию, открывая нашим жаждущим чуда взорам невероятную картину – много, много баночного пива матово поблёскивали бочками, так и призывая: «Выпейте нас!»

- Ну что, за встречу? – подмигнул Рэй, раскидывая пиво в наши алчущие руки. – Не спрашивайте. Я ограбил брата, запихав почти ящик пива в этот рюкзак. Надеюсь, он не убьёт меня завтра. А, чёрт с ним. Если и убьёт, то хотя бы сегодня оторвёмся на славу.

Мы поддержали Торо в его героическом поступке, обнимая, и я случайно пролил немного пива прямо на ковёр в проходе между гостиной и столовой.

- Чёрт, простите, - я почти дёрнулся на кухню, чтобы убрать, но Майкл остановил меня: - Фрэнки, забей. Знаешь, сколько всего пролито уже на этот ковёр? Чуток пива ему точно не повредит.

Я улыбнулся, мы снова скрестили банки, и я с наслаждением влил в себя залпом несколько глотков. И только тогда вспомнил, что ничего не ел с утра.

- Слушайте, может, поедим перед тем, как делать хоть что-то? – умоляюще спросил я. - Я жутко голодный, а если допью это пиво, то стану непередвигаемым дополнением к дивану в гостиной.

- Значит, надо перекусить. Ба собрала нам всё, что осталось из съестного в её доме. И там было полно вкусностей, - обрадовал меня Майкл.

Не сговариваясь, мы направились к холодильнику. О! Холодные закуски, горячее, несколько салатов… Это был рай! Мы ели, подшучивая друг над другом, прихлёбывая пиво. Жаркое умяли, даже не разогрев. День клонился к вечеру, за окном смеркалось, заставляя блики от гирлянды на доме играть ещё ярче на белом снегу.

- Ну что, распределим обязанности? – бодро поинтересовался Майкл. – Рэй собирает ёлку, как самый высокий и сильный. – Так точно, сэр, - шутливо отрапортовал Торо, козыряя у кудрявой шевелюры. – Фрэнк помогает наряжать, а Джи подключит приставку к телевизору внизу.

- А ты что собираешься делать? – подозрительно спросил старший Уэй.

- А я буду пить пиво и с наслаждением наблюдать за вашими праведными трудами, - зубасто улыбаясь, сказал Майки.

- Так разбежался, притормозить на повороте не забудь, - кинул на это Джерард. Он казался не слишком весёлым и достаточно тихим для своего обычного состояния в нашей компании. И я знал причину.

- А я буду накладывать еду на тарелки, болван, - с той потрясающей интонацией, когда что-то объясняют непутёвому ребёнку, сказал Майкл, выбивая из меня улыбку. – И носить её в гостиную. Сойдёт?

- Окей.

- За дело тогда. А то до ночи не управимся, - согласился Рэй и отправился куда-то наверх. Я решил идти за ним, логически предполагая, что Торо понадобится помощь.

- Ах ты ж мать твою! – заорал я дурниной, когда Рэй распахнул одну из дверей. – Что за пиздец?

Это была самая жуткая комната на свете, которую я когда-либо видел. Небольшая и словно переделанная из мрачного чулана, она всё же была с окном. И на всех поверхностях, полочках, комодах сидели жуткие, совершенно ужасающие в таких количествах куклы. «Чаки» отдыхает, моё сердце колотилось где-то в пятках, да и у Рэя вид был тот ещё.

- Что, опять ошибся дверью? – загробным голосом спросил Джерард сзади, заставляя нас подпрыгнуть. – Закрывай скорее, пока они не проснулись. А то будет нам весёлый Новый год.

- Что это за твою мать, Джи? – в волнении спросил я, забывая о нашем негласном раздоре. – Это грёбаная жуть!

- А представь, каково Майки каждый раз идти в свою комнату, осознавая, что совсем рядом с тобой, всего за тоненькой дверью, живёт такое?

Я поёжился. Вид жутких улыбающихся кукол, вырванных светом из темноты, не оставил меня равнодушным.

- Это мамина коллекция. Она обожает подобное дерьмо, покупает их во всех странах, которые они с отцом посещают. А мы боимся этих кукол с Майки до усрачки с самого детства. Но ничего не можем поделать с этим чёртовым соседством. Рэй, кладовка – следующая дверь. Там справа коробка с ёлкой и пара коробок с украшениями.

Торо кивнул, и Джерард ушёл в свою комнату – видимо, за приставкой. Мы, ещё не отошедшие от шока, открывали дверь в кладовку о-о-очень медленно. Но за дверью и правда оказалась кладовка. Пыльная, заставленная всяким барахлом, но абсолютно не страшная. Нагрузившись коробками, мы осторожно двинулись вниз. Я пропустил Рэя вперёд, а сам решил дождаться, пока Джерард выйдет из комнаты. Мне не хотелось портить праздник нашей игрой в молчанку.

Меньше, чем через минуту, дверь открылась, и вышел Джи с проводами и приставкой в руках. Увидев меня, остановился и как-то пожух.

- Эй, - тихо сказал я. – Может, перестанешь уже?

- Я мудак, - негромко ответил он. - Просто я так пересрался утром, что не соображал, что несу. В таких ситуациях я всегда поступаю гадко. Это как защитная реакция… Я ненавижу проблемы. Ненавижу, когда что-то ломается в привычном течении моей жизни.

- А может, оно уже всё-таки сломалось? – спросил я. - И нет больше смысла об этом переживать? Просто прими, что это и есть твоя новая жизнь. Я ведь не заставлял тебя, - твёрдо сказал я ему, вглядываясь под опущенные ресницы. – Какого чёрта испытывать чувство вины, когда можно просто получать столько радости, сколько вместится?

- Я не хочу, чтобы об этом узнали другие люди, - тихо сказал Джерард.

- Вообще-то, я сам не горю желанием орать обо всём на каждом углу, - поддержал я его. – Это ведь никого не касается, кроме нас. Но и гадости говорить – как-то стрёмно. Не по-дружески. Мы же друзья, Джи? – спросил я его, придвигаясь на шаг ближе.

- Чёрт, да… - выдохнул он, подступая ко мне вплотную. Его рука с проводами от приставки врезалась в мою спину, а губы с силой вцепились в мои. Он целовал так отчаянно, словно просил прощения, но и в то же время просто получал удовольствие – я чувствовал это по тому, как бьётся его сердце и как тихо, невесомо он постанывает, щекоча дыханием мой язык. Он был настолько притягательным, что я еле побарывал в себе желание закрыться с ним в комнате на какое-то время… Он действовал на меня крепче пива и сильнее сигарет, забирал круче травки. Я сходил с ума и мне казалось, что я прощу ему всё, что угодно. – Ох, мать твою, Фрэнки, - отрываясь, вглядываясь своими пьяными, возбуждёнными глазами в мои, Джерард отступил на шаг и поправил своё хозяйство в джинсах. Я улыбнулся, наблюдая за ним. Он только смутился в ответ. Наши реакции были нормальными. Наши тела были нормальными, и мне нравилось то, что они, в отличие от нас, были честны. Говорить языком тела? Кажется, это у нас получалось лучше всего. – Идём вниз? – наконец, предложил Джи, и я кивнул.

Ёлка оказалась потрясающей. Торо собирал её так быстро и сноровисто, будто только этим и занимался в свободное время. Широкая и пушистая, она заняла весь угол у окна, слева от телевизора. Красотка! Я рылся в принесённых ящиках, доставая оттуда настоящие раритеты. Но самой неожиданной и весёлой находкой оказался старенький, но ещё вполне узнаваемый омеловый венок. Похихикав, я взял стул и решил прикрепить его в проходе, там, где все постоянно ходили, над новопролитым пивным пятном. Хотя-бы какая-то отговорка.

Никто не заметил моей маленькой шалости.

Пока я возился с тем, чтобы прикрепить его, стал свидетелем тихого, очень опасного разговора братьев. Джерард давно закончил с приставкой и теперь помогал Майки с раскладыванием еды по тарелкам.

- Фрэнки не пришёл сегодня, - уверенно сказал Майкл. – Он ночевал у нас.

- С чего ты взял? – Джерард старался говорить спокойно, но я успел услышать эту лёгкую дрожь в самом начале фразы.

- Ох, Джи, ну меня-то не дури. Я увидел его куртку и кеды сразу, как только зашёл в дом в первый раз. Скажи спасибо, что бабуля не такая наблюдательная. И вообще, я увёз её в магазин. Она порывалась подняться наверх и разбудить тебя.

Тишина. А потом вяло-благодарный голос Уэя старшего:

- Спасибо, Майки…

- Чёрт, Джи… - вздохнул младший. - Надеюсь, ты отвечаешь за свои действия? Фрэнк – наш друг…

- А вот теперь лучше заткнись, - сказал Джерард, а я как-то неожиданно понял, что уже давно прикрепил омеловый венок к косяку намертво. Я успел спрыгнуть вниз и убрать стул до того, как в гостиную вошёл Джерард с тарелками. Поставив всё это на низкий журнальный столик, устало улыбнулся мне и снова вышел.

Я тяжело вздохнул и отправился на помощь погибающему под гнётом ели Рэю, помогая ему установить накренившееся дерево ровнее. Вот же я идиот. Ни о чём не думающий идиот. Так просто спалиться… Ай, к чёрту. Что теперь морочиться этим?

Едва братья показались вместе на пороге гостиной, я завопил и призвал их замереть. Точно под омеловым венком.

- А теперь, Рэй, внимание. Посмотри чуть выше и скажи, что ты видишь, - все трое как по команде задрали головы.

- Омеловый венок, - с расползающейся улыбкой ответил Торо.

- О не-е-ет, - простонал Майки, - кто придумал эту дурость? Я убью его.

- Давайте-давайте, - подначивал я. – Правила давно известны, не тяните резину.

Вздохнув, Джерард резко схватил опешившего Майкла за плечи и быстро поцеловал в лоб. Мухлёвщик…

- Снимите его, я серьёзно, - после мгновения замешательства, продолжил Майки. Не смотря на произошедший на кухне разговор, он вёл себя совершенно обычно, и я выдохнул.

- Не выйдет, чувак, - улыбаясь, ответил я ему. – Кажется, я прилепил его намертво. Только если Рэй отцепит… Но он сейчас занят ёлкой.

Взвыв, Майки ушёл на кухню: - Не ходите рядом со мной, никто! Вот же удумали, а…

- Я просто отметил место пролитого пива, по которому не стоит ходить, - попытался реабилитироваться внешний «я», в то время как внутренний «я» был совершенно счастлив.

Было решено провести остаток вечера перед Новым годом, поедая закуски и напиваясь прохладным пивом под стареньких, но всё таких же офигенных и захватывающих «Охотников за привидениями». Девяносто седьмой приближался молниеносно, за окном уже совсем стемнело, и мы, довольно обсуждая Лизуна, Мюррея и чумовую Сигурни Уивер, чувствовали себя уже порядком пьяными и совершенно довольными жизнью. Ёлка мерцала из своего угла мелкой переливающейся гирляндой и блестела разноцветными игрушками, вызывая у меня дикий, давно позабытый детский восторг.

- Я выйду, покурю, - Джерард уже набрасывал куртку.

- Я тоже, - сказал я, вдруг замечая скользящий взгляд Майкла и то, что Рэй всё так же заинтересованно всматривается в какое-то новогоднее шоу на экране.

- До Нового года меньше получаса, - сказал Майки. Я только улыбнулся и кивнул в ответ. Затем, накинув куртку, вышел на крыльцо, запустив в дом немного свежести и холода.

Едва я встал плечом к плечу с ним, в мои губы мягко ткнулась предлагаемая, уже прикуренная сигарета. Я принял её, улыбаясь безлюдной улице и темноте парка за дорогой. Во дворе некоторых домов так же веселились люди, а некоторые даже пускали фейерверки. Атмосфера всеобщего веселья, немного отдающего временным умопомешательством, ударила мне в голову вместе с первой затяжкой.

- Кажется, Майки догадывается, - вдруг сказал Джерард. Я помолчал, придумывая, что же ответить.

- С чего ты взял?

- Он видел куртку и обувь с утра…

- Чёрт, - подыгрывал я ему, как мог. – И что? В чём проблема? Подумаешь, переночевал. В первый раз, что ли?

- Проблема в том, что я дёрнул из Ашбери на сутки раньше. И в том, что ты, - какое совпадение! – ночевал у меня в эту ночь. А потом сказал, что на самом деле, пришёл только что. Майкл не дурак.

- Джи, - я затянулся так глубоко, как только мог, не выпадая в долгий кашель. – Я думаю, что ты делаешь из мухи слона. Забей уже. Майкл отличный. Он ведёт себя нормально, он что-то сказал тебе плохое, что ты так заволновался?

- Нет… то есть, сказал. «Надеюсь, ты отвечаешь за свои действия». Как-то так…

- И? – ухмыльнулся я, убирая изо рта сигарету и медленно выдыхая дым в висок Джерарду. – Ты отвечаешь?

Он повернулся и так же выдохнул дым мне в ухо, заставляя вздрогнуть и покрыться мурашками. А затем прошептал, едва касаясь губами: - Нет. Не думаю…

- Пойдём в дом, - после того, как докурили в молчании, сказал я. – И перестань грузиться. Твой брат не трепло. Всё будет в порядке.

****

- С Новым, девяносто седьмым, годом, ребята! С новым счастьем! – орали мы, пьяно сталкиваясь банками с пивом под залпы новогоднего Нью-Йоркского салюта из телевизора. Почуяв непреодолимое желание как-то погеройствовать, мы встали в круг, обнявшись за плечи, и спели гимн Америки, изо всех сил надрывая глотки.

Мне было так легко и весело с ними. Так по-домашнему, что отчаянно хотелось продлить это празднование на вечность, как «день сурка». Только чтобы я не помнил об этом. Майки, Рэй… Джерард… Самые чумовые ребята, которых я только мог повстречать в этом большом городе. Мне однозначно повезло.

- А теперь время надрать вам всем задницы, - пьяно и самоуверенно заявил Джерард, включая приставку и усаживаясь на пол перед диваном. Мы не могли не принять столь дерзкий вызов, на ходу устанавливая очерёдность.

00:40

- Да ты мухлюешь, Рэй! Ты выпил больше нас, какого чёрта?

- У меня просто хорошая реакция, ик… О! Совсем забыл! У меня несколько салютов! А ну пойдёмте во двор, запустим!

И вот мы уже все втроём вцепляемся в решительно настроенного Рэя, надевающего куртку. Невероятно упёртый и сильный… Он уже жаждет запускать салюты чуть ли не внутри помещения.

- Торо, а ну возьми себя в руки! Ты пьян в доску, какие салюты? – увещевал счастливого Рэя Майки, стаскивая куртку с широких плеч.

- Р-разноцветные! Как на гирлянде…

- Так, сядь. Сыграй ещё партию. Джерард как раз хочет продолжить.

- Что?! - изумлённо-пьяный возглас Уэя-старшего.

- Молчи и играй, если тебе дорог дом…

01:37

- Невероятно, он снова меня пронёс, - с искренним непониманием причитает Джерард. – Но как?! Он же бухой!

- Бухой Торо обретает новые тайные умения, - резюмировал я, доканчивая последнюю банку и ощущая, насколько я сам пьян и что мои глаза медленно закрываются…

- Фрэнки, сыграй с ним? – жалобный взгляд Джерарда.

- Не-е, пускай Майки отдувается. Я вообще уже засыпаю…

- Эй, какого? А ну двигайся! – рядом со мной на диван приземлилось тело Джи, а рядом с Рэем перед монитором уселся Майки, начиная новую игру. Их затылки: кудрявый – Торо, и тёмно-русый, сильно обросший, - Майкла – это было последнее, что я помнил, перед тем, как провалиться в блаженный, сдобренный пивным духом и тяжестью головы Джерарда на плече, сон.

****

- Чёрт, как будто стадо свиней отмечали, - бурчит Майкл, оглядывая устряпанную гостиную. Кусочки еды, запутавшиеся в ворсе ковра, бесконечное число пивных банок, полнейший бардак и беспредел, а ещё эти распластанные на диване, храпящие в два носа тела. И ещё одно, которое тщится удержаться вертикально – Рэй, засыпающий прямо перед телевизором. – Так, а ну-ка, подъём. И топаем. Эй, переставляй ногами!

- П-переста -ик! – вляю…

- Эй, Рэй, я серьёзно, - волнуется Майки. Его спальня на втором этаже, и до неё ещё нужно как-то добраться. – Двигай ногами… - Торо наваливается на Майкла всем телом, заставляя остановиться. Майкл не слишком счастлив, когда видит своих друзей такими беспомощными. Они с Рэем замирают в обнимку в том самом проходе.

- Торо…

- М-м?

- Когда-нибудь целовался с мальчиками? – ехидно, но немного устало спрашивает его Майкл.

- Не-а… - мотает Рэй кудрявой головой, плохо соображая.

- Сейчас мы это исправим, - вздыхает Майкл и, чуть отстраняясь, поднимает руками лицо Торо и опускается на приоткрытые полные губы своими – чётко очерченными, чувственными. Рэй вздрагивает, на мгновение его глаза проясняются, в них читается испуг и удивление… А потом сознание будто затухает, покрываясь туманной пеленой. Его жадная рука уверенно обхватывает затылок Майки, отчего тот совершенно выпадает из реальности. Влажный, горячий язык Торо вламывается внутрь его рта, делясь своим вкусом пива, своим теплом и страстью. Майки закатывает глаза, расплавляясь, не ожидая подобного от друга. Поддаётся, плывёт по течению, будто и не он вовсе начал это. Майкл и так уже получил слишком много от странно-затянувшейся шутки.

- Вкусно, - пьяно шепчет Рэй, укладывая лохматую голову на плечо. – Я сейчас засну прямо тут.

И Майки, возвращая себе умение двигаться и думать, пытается отойти от шока и патокой растекшегося по телу удовольствия, тащит тяжёлого спотыкающегося Рэя наверх, пока тот не стал неподъёмной бесформенной массой прямо посреди лестницы. И только одна мысль не даёт ему покоя.

«Вот тебе и омеловый веночек, Фрэнки…»

Примечания: простите, что всего 2 главы за неделю. Так вышло. Не серчайте, люблю вас!!!
Категория: Слэш | Просмотров: 457 | Добавил: unesennaya_sleshem | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 3
02.11.2014 Спам
Сообщение #1.
bimba

ах какая прелесть!! Майки с Рэем ну просто душки под омелой    ))) читала, лыбилась!
а Джи, похоже, начинает впадать в свое обычное состояние "я-не-гей-я-натурал"..
ооооох, миленькая Тедеска! поклон тебе и лучи любви от меня :-*
твоя Би

02.11.2014 Спам
Сообщение #2.
Des Nuages

ееееее! и я люблю тебя, Тедеска, и твоих ребят! 
heart heart heart

фуф, такое чувство, будто и у нас новый год)) 
Нить совершенно точно можно ждать сколько угодно, отдыхай и набирайся сил, наша чудо-писательница, не волнуйся ни о чем!)

03.11.2014 Спам
Сообщение #3.
navia tedeska

bimba, о дааа, милая, они такие пьяные душки ))) меня саму с них так улыбает, ууууу ) вобщем, они до сих пор кажутся мне крайне милыми. А Джи... он слишком зависим в некоторм плане от чужих мнений и ане может расставить приоритеты. Фрэнк в этом плане более прост и открыт, как я их вижу. А Джи еще разбираться и разбираться в себе.  Но я верю в них :-) Спасибо тебе, милая!!!

Des Nuages,  друг мой, спасибо за поддержку :-)  я счастлива,  но слишком много отдыхать не стоит. К лени в любом деле очень быстро привыкаешь. Такова человеческая природа :-)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Ноябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016