Headlights Look Like Diamonds. 5/7 - 3 Ноября 2014 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2014 » Ноябрь » 3 » Headlights Look Like Diamonds. 5/7
21:22
Headlights Look Like Diamonds. 5/7
Когда Джерард проснулся несколькими часами позже, на улице было всё ещё темно. Он думал, что Фрэнку снова приснился кошмар, или он разговаривал во сне. Единственной вещью, в которой Джерард был уверен, так это то, что слышал голос Фрэнка в отдалении зовущий его.
— Джи?
Фрэнк не говорил во сне. Он не спал, высвободившись из объятий Джерарда. Сейчас он уставился на него, слегка тряся его за плечо.
— Фрэнк?
Джерард ничего не понимал. Он думал, что всё ещё спит. Фрэнк прильнул к Джерарду. Его лицо было бледным в слабых лучах луны, проникающих сквозь окно.
Джерард должен был спросить, что было не так. Он должен был настоять на том, чтобы Фрэнк рассказал, что было у него на уме. Но ещё до того, как у Джерарда было время задать вопрос, Фрэнк уже целовал его.
Это не было похоже ни на что из того, что Джерард себе представлял. Он размышлял о тысяче разных вариантов, как Фрэнк мог бы его поцеловать. Он представлял ощущение языка у себя во рту, но ничто не могло сравниться с тем, что Джерард чувствовал в тот момент.
Вначале губы Фрэнка не двигались. Он был осторожным и сдержанным. Затем, когда Джерард приоткрыл рот, Фрэнк расслабился, и его губы начали плавно двигаться на губах другого парня. Он водрузил руку на голову Джерарда и начал слегка вращать её, его ладонь плотно прижималась к его голове. Джерард хотел, чтобы он потянул его за волосы.
Язык Джерарда аккуратно выскользнул изо рта Фрэнка. Может, он ещё не был готов к такому уровню близости, но, тем не менее, Фрэнк взял в рот его язык, облизывая и посасывая его. Он был совершенно не против и брал верх над поцелуем.
Стон сорвался с губ Джерарда. Фрэнк оседлал Джерарда, переплетая их ноги. Не прошло и пяти минут, как Фрэнк уже тёрся промежностью о Джерарда; их всё ещё разделял тонкий слой ткани боксёров.
Джерард мог почувствовать, что Фрэнк хочет его. У Фрэнка уже встал, когда он начал тереться о Джерарда. Они оба были возбуждены.
— О Боже, — Джерард разорвал поцелуй, вдыхая так сильно недостающий воздух. Джерард чувствовал, как стояк Фрэнка вжимался в его живот. Он выгнул спину — рефлекторное движение, которое прижало Фрэнка, всё его тело сползло вниз, и теперь член Джерарда тёрся о промежность Фрэнка.
Джерард знал, что сейчас будет уже невозможно остановиться. Было слишком поздно. Он хотел довести Фрэнка. Он хотел услышать, как он молит о большем. Когда он сменил позицию, садясь на Фрэнка, то прижался к нему всем телом, вдавливая его в постель. Он обернул одну руку вокруг запястий Фрэнка и прижал их к изголовью кровати.
Он одарил поцелуем шею Фрэнка и провёл дорожку к его губам. Фрэнк приоткрыл рот, впуская язык Джерарда. Язык Джерарда вращался вокруг языка Фрэнка, слизывая и пробуя его сладкий вкус.
Затем он свободной рукой потянул его за волосы, оттягивая голову вниз. Джерард облизал рот Фрэнка, их зубы соприкасались. Джерард тяжело дышал и ещё сильнее начал тянуть Фрэнка за волосы.
Фрэнк простонал Джерарду в рот. Джерард чувствовал, как их стояки пульсируют; они жаждали больше прикосновений.
Он отпустил волосы Фрэнка, всё ещё держа его руки. Затем он скользнул рукой меж бёдер Фрэнка, против собственного стояка.
— Джерард, пожалуйста, — выдохнул Фрэнк, извиваясь от каждого прикосновения пальцев Джерарда, неизбежно замыкающихся на члене.
Джерард начал вдалбливаться в его руку, и Фрэнк последовал его примеру. Затем ему пришлось перевести дыхание. В воздухе витал запах секса. Джерард начал таять, когда Фрэнк прикусил его шею.
— Фрэнк…
Ему нравился его собственный голос, когда он говорил его имя. Он мог произносить его миллионы раз – столько же, сколько движений он совершал рукой. Он мог кричать, проклиная всё, но старался сдерживаться. Трейлер Майки был не так далеко и уж точно в зоне слышимости, особенно если они оба будут кричать.
Джерард ускорил темп, толкаясь ещё сильнее. Фрэнк тяжело дышал, пытаясь высвободиться из хватки Джерарда.
Фрэнк извивался; его рот приоткрыт, а глаза закрыты. Тело Джерарда было готово лопнуть – взрыв, который он мог бы остановить, если бы у него осталось достаточно сил.
Его рука и его бёдра двигались всё быстрее, синхронно, его пальцы впивались глубже, сжимая стояк Фрэнка. Сейчас его движения были отрывистыми и быстрыми.
— Пожалуйста, остановись, — прохныкал Фрэнк, снова извиваясь в попытке освободиться.
В голове Джерарда проскользнула мысль, что у Фрэнка на запястьях могли остаться синяки. Он и не думал его отпускать. Он не мог. Не сейчас. Он был почти близок к экстазу; он постепенно выстраивался внутри него.
— Пожалуйста, — Фрэнк тяжело дышал, приоткрыв рот. Его глаза были широко распахнуты и устремлены на Джерарда. Он больше не двигался навстречу руке Джерарда. Его всего трясло. Джерард зашёл слишком далеко, но не мог остановиться. Не сейчас.
Он ощущал тепло Фрэнка всем телом. Джерард лизнул его потную грудь и проложил дорожку вверх к шее. Затем он так сильно укусил Фрэнка за плечо, что Фрэнк вскрикнул не своим голосом и снова начал сопротивляться. Джерард неохотно отстранился перед тем, как лизнуть его ахиллесову пяту и поцеловать её. Может, Фрэнк не так легко получал синяки, как Джерард, но этот укус обязательно оставит отметину.
Фрэнк хрипло застонал и закусил нижнюю губу перед тем, как вновь прикрыть глаза.
Руки Джерарда всё ещё двигались в такт, он ощущал горячую кожу своими пальцами. Он не знал, забрался ли он наконец в его боксёры, или он так энергично тёр его бедро; его запястья начали сводить судороги. Теперь ему было всё равно. Он лишь сильнее вжимался в Фрэнка рваными движениями.
— О блять! — закричал Фрэнк, кончая.
Джерард ощутил влажное тепло спермы, разливающееся по его ладони. Он почувствовал, как всё тело Фрэнка напряглось, а спина выгнулась. Несколько пронзительных вскриков сорвались с губ Фрэнка, и он снова перестал двигаться, тяжело дыша.
Джерард не прекращал фрикции, продолжая двигать рукой по члену Фрэнка, выдавливая всё до последней капли. Сперма Фрэнка оставляла пятна на его любимых боксерах с Бэтменом.
Это не продлилось долго, пока Джерард не кончил. Он вжался в Фрэнка, сползая вниз по матрацу. Джерард думал, что кровать либо проломится, либо поглотит их. Фрэнк будто утопал в матраце, погружаясь в океан насквозь промоченных потом одеял.
— Фрэнки, — выдохнул Джерард, наконец отпуская запястья Фрэнка и поглаживая его раскрасневшиеся щёки. Они оба были покрыты потом. Джерард убрал руку от их плоти в поисках чего-то, чем можно вытереться.
Он добрался до джинс и вытащил платок из заднего кармана. Он вытер об него руку и перекатился на спину, освобождая Фрэнка от своего веса. Затем он вытер их члены и попытался оттереть боксеры Фрэнка, чтобы не стирать их в раковине в ванной комнате у Майки в трейлере и чтобы брат не осуждал его санитарные условия.
Тем временем Фрэнк молчал. Он не произнес и звука. Джерард предположил, что Фрэнк мог уснуть, пока он вытирал их.
Когда он, наконец, бросил салфетку на пол и коснулся головой подушки, Фрэнк свернулся в калачик. Он повернулся спиной к Джерарду. Его кожа была настолько тёплой, что Джерард ощущал физическую потребность дотронуться до него.
Когда он пробежался пальцами по лопатке Фрэнка, смахивая капельки пота, Фрэнк взял руку Джерарда и переплёл их пальцы.
Джерард хотел увидеть его лицо. Ему нужно было поцеловать его, дотронуться до его губ и пробежаться языком по ним. Он знал, что это могло подождать до утра, но он хотел убедиться, что Фрэнк ни о чём не жалел. Поцелуй бы развеял все сомнения Джерарда.
— Ты в порядке? — спросил Джерард перед тем, как поцеловать Фрэнка в изгиб шеи. Даже когда Фрэнк был полностью потным, он приятно пах.
Фрэнк кивнул, не произнеся ни слова.
— Я ранил тебя?
Фрэнк тяжело вздохнул. Он до сих пор не отпускал руку Джерарда, и не было похоже, что отпустит. Это немного успокоило Джерарда.
— Нет. Я просто… Правда устал, вот и всё, — ответил он через несколько секунд.
— Ладно, — сказал Джерард. — А сейчас пора спать, — добавил он, целуя Фрэнка во взлохмаченные волосы.
Джерард воздержался от других комментариев. Было слишком рано говорить Фрэнку, что он любит его больше всех на этой планете. У них впереди была ещё куча времени, чтобы произнести эти слова друг другу. Он мог подождать. Он всегда мог подождать ради Фрэнка.
*
Джерард не был уверен, было ли во сне или наяву то, что Фрэнк выходил из трейлера ни свет ни заря. Ему показалось, что Фрэнк поцеловал его; их губы соприкоснулись ещё раз перед тем, как Фрэнк ушёл. Ему казалось, что он слышал, как Фрэнк шептал ласковые слова ему на ухо, казалось, что он ощущал прикосновение на щеке.
Когда он проснулся, он ожидал увидеть Фрэнка, лежащего рядом, может, до сих пор спящего. Но он мог и не спать, ожидая, пока Джерард откроет глаза, а затем одарил бы его утренним поцелуем и улыбкой.
Но когда Джерард распахнул глаза, никого не было. Место, где несколькими часами ранее лежал Фрэнк, пустовало. На матрасе до сих пор оставалась вмятина. Простыни были сброшены у подножия кровати. Подушка Фрэнка всё ещё была слегка приподнята для более удобного положения, но Джерард всё равно взял её и прижал к груди. Она пахла Фрэнком; этот сладковатый запах с толикой пота, который Джерард непреодолимо желал забрать с собой на всю жизнь.
Джерард осознал, что, должно быть, Фрэнк направлялся обратно к трейлеру с чашкой кофе. Его живот скрутило при мысли, как Фрэнк облизывал его язык. Он видел тот момент, когда Фрэнк кончил ему в руку, как самый яркий сон. Он слышал те стоны, что срывались с губ Фрэнка, пока он доводил его до оргазма. Он почти что ощущал его дыхание на своей коже.
Всё казалось нереальным, прибывшим из одного из тех снов, о которых ты думаешь, что они вполне реальны, пока не проснёшься. Фрэнк был самой прекрасной вещью, которую Джерарду доводилось держать в руках. Он хотел, чтобы он поторопился, хотел, чтобы он закрыл дверь, снял всю свою одежду и запрыгнул на кровать. Они могли бы валяться часы напролёт, пока все не начали бы интересоваться, куда они запропастились.
Больше, чем через двадцать минут, Фрэнка всё так же не было. Обычно у него не уходило столько времени, чтобы сбегать за кофе. Может, он уже сворачивал тенты, а может, застрял на походной кухне, поедая недельные запасы еды. Джерарду было интересно, усилился ли аппетит Фрэнка после секса. Скорее всего, да, потому что Фрэнк был вечно голодным.
Джерард решил одеться и выйти найти Фрэнка. Ему бы хватило обычной улыбки, ибо на людях он не смог бы крепко обнять или поцеловать его. У них будет ещё куча времени , чтобы обниматься и целоваться, пока они будут наедине в дороге. Может, Джерард даже позволил бы Фрэнку сесть за руль. Может, они бы остановились где-то и уснули бы в объятьях друг друга. Никто не скучал бы по ним. И, кстати, они были бы в подозрительно хорошем настроении, когда присоединились бы к ним.
Может, Джерарду было уже по горло всё это постоянное скрывание чувств к Фрэнку. Может, прокричать «Я ЛЮБЛЮ ФРЭНКА!» всем, кто его услышал бы, было единственной вещью, необходимой ему. Это звучало бы идеально. Может, слегка избито и сентиментально, но идеально.
Когда Джерард вышел из трейлера, солнце уже было высоко и ярко светило в безоблачном небе. Джерард не мог поверить, что шёл уже октябрь. Было необычайно тепло. Когда Джерард спустился с небес на землю, то заметил, что все уже приступили к работе.
Он чувствовал себя слегка виноватым за то, что проспал и подвёл всех своих друзей. Он даже не услышал утренний клич Брайана. Может, после всего произошедшего ему действительно был необходим дополнительный сон. В любом случае, он спал не всю ночь, потому что Фрэнк разбудил его, поцеловал и начал тереться о Джерарда прямо посреди ночи.
Фрэнка не было в поле зрения. Все выглядели занятыми, кроме Рэя, который курил, облокотившись о трейлер Майки.
— Доброе утро, Соня, — поприветствовал его Рэй, помахав ему сигаретой.
— Извини. Я проспал, — ответил Джерард, потирая глаза. Он всё ещё был вымотан. Ему нужно было кофе.
— Ты пропустил завтрак. Джеймс дал нам арахисовое масло и джем. Дешёвая шлюха, — сказал Рэй, наблюдая за командой, сворачивающей тенты.
— Кто-нибудь видел Фрэнка? — спросил он, когда к ним присоединился Боб, чтобы стрельнуть сигарету у Рэя.
— Вы разве не сношались, как кролики в твоём трейлере пару часов назад? — неожиданно брюзгливо спросил Боб.
— Он не пришёл на завтрак. Мы думали, он до сих пор с тобой, — ответил Рэй, прикуривая Бобу. Тот не выглядел особо обеспокоенным. — Хреново, ведь этот паренёк так любит это арахисовое масло.
— Его со мной не было, — ответил Джерард.
Он действительно начинал волноваться. Рэй с Бобом всё так же не особо беспокоились. Да и с чего бы им тревожиться? На то не было никаких причин. Скорее всего, Фрэнк был где-то на заднем дворе, пытался впечатлить Джамию или Алисию своими трюками. Или, может, он на самом деле работал. Но всё же было странно, что он пропустил завтрак.
— Может, он с Брайаном? — предположил Боб, указывая на маленькую команду, работающую над Биг Топом.
Джерард увидел, что Фрэнка не было возле Брайана. Он нигде его не замечал. Он нигде не чувствовал его присутствия.
— Блять.
Может, ему уже стоило начать поднимать панику. Может, ему стоило бы поискать Фрэнка или сказать всем, что он не мог прожить без него меньше, чем час. Был ли он слишком властным? Сначала ревность, а теперь это? Джерард ощущал себя худшим парнем на Земле. Ничего удивительного не было в том, что Фрэнк прятался от него. Был ли он чрезмерно жестоким? Слишком нетерпеливым? Он оставил синяки на бледной коже Фрэнка своими пальцами и зубами. Может, Фрэнку больше не было с ним комфортно. Может, джерард разрушил всё то доверие, что Фрэнк испытывал к нему, всего лишь из-за глупого, но, тем не менее, такого прекрасного оргазма.
Походная кухня была пустой, когда Фрэнк прошёл мимо. Джеймс был единственным человеком там, но он был слишком занят, чтобы заметить, кто где был. Он даже не взглянул на Джерарда и не попросил его помочь загрузить кухонные принадлежности в его прицеп. Может, со всеми было что-то не то. Может, Фрэнк рассказал, каким больным извращенцем был Джерард и что он совратил его.
Джерард старался сохранять спокойствие, подходя к Брайану. Он не хотел, чтобы его друзья видели, как он на самом деле беспокоился из-за этого. Он не сможет объяснить, почему так напуган. Он не мог сказать им, как боялся, что больше не сможет дышать без Фрэнка. Он не хотел говорить им, что он больше не представлял своей жизни без него, будто сам по себе не был полноценным человеком.
— Что ты с ним сделал? — закричал Боб за спиной.
— Ничего, — ответил Джерард, спеша к Брайану.
Может, Боб знал. Может, он просто хотел, чтобы Джерард признал, что облажался так, что Фрэнку нельзя было помочь. Джерард больше не мог связно мыслить. Ему необходимо было увидеть лицо Фрэнка.
— Ты видел Фрэнка? — спросил он Брайана, когда был в зоне слышимости.
Брайан направлялся обратно к своему трейлеру, когда Джерард перехватил его. Он выглядел удивлённым и взглянул на Рэя и Боба.
— А он разве не с тобой и твоей командой хуепинателей? — спросил Брайан, вскидывая Брови, словно осуждающий его отец.
— Ты утром не видел его? — спросил Джерард с чувством, будто сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Он чувствовал себя отвратительно. Если бы он поел с утра, всё это сейчас оказалось на ботинках Брайана.
— Нет. Он в это время обычно около походной кухни. У этого ребёнка будто пять желудков, — не вовремя попытался пошутить Брайан.
— Его нет, — сказал Джерард, съёживаясь.
Брайан скорее всего заметил, что Джерард был взволнован, и улыбка с издёвкой исчезла с его лица. Он подошёл к Джерарду и положил руку ему на плечо.
— Он появится, не переживай, — произнёс он, пытаясь звучать убедительно.
— Да, наверно, – неуверенно пробормотал Джерард.
*
Единственное место, о котором Джерард не подумал – это трейлер Майки. Однако, это, должно быть, самое очевидное место, учитывая, что Фрэнк и Майки всё еще официально были соседями. Формально Фрэнк до сих пор занимал кровать у Майки в трейлере, и вся его одежда и шоколадки всё ещё находились здесь. Это было его место, даже несмотря на то, что в последнее время он не спал там, там всё ещё был его запах.
Когда Джерард вошёл в трейлер брата, Майки упаковывал вещи в дорогу.
— Фрэнк у тебя? — спросил Джерард, сердце сжималось у него в груди. Он хотел услышать голос Фрэнка, доносившийся откуда-то из фургона. Он бы рассмеялся и выскочил из-за двери, гордый, что чуть не довёл Джерарда до сердечного приступа. Джерард цеплялся за последнюю нить надежды, что у него оставалась.
Майки кормил кошку, которую решил назвать Банни по совету Алисии, но всё же взглянул на брата, хмурясь.
— Нет. А должен? — спросил он в ответ, пока его кошка тёрлась о руку Майки, мурлыкая. — Я думал, ты теперь его новый сосед по комнате.
Майки выглядел так, будто не сильно волновался. Может, он знал о них. Скорее всего, он слышал их. Всегда сложно сохранить отношения в тайне, когда брат спит недалеко от твоего трейлера. Ничего невозможно было скрыть в Цирке среди друзей и семьи.
— Мне кажется, он ушёл, — сказал Джерард, вращая ногами в пыли, прокладывая линии и поднимая пыль в воздух.
Даже когда он полностью сконцентрировался на ситуации, то всё равно не мог понять, почему всё это происходило. Фрэнк был лучшим, что когда-либо с ним случалось. Они только успели сблизиться, и всё не могло так просто кончиться. Джерард так долго терпел, и Фрэнк не мог вот так просто оставить его.
— С чего бы ему уходить? Ты ему вроде как нравился, если не больше, — сказал Майки, почёсывая Банни за ухом. Кошка, казалось, не обращала внимание на происходящее вокруг. Джерард хотел бы быть таким же беззаботным.
— Может, Фрэнк психанул. Иногда секс лишь всё усложняет. Особенно секс с парнем.
— Ты знаешь…? — начал Джерард, краснея.
— Ты думаешь, я глухой? Или ничего не вижу? — спросил Майки, качая головой.
— Извини.
— Всё в порядке. Фрэнк не самый рассудительный парень. Я вообще думал, что вы будете сосаться на протяжении всего ланча на следующий день, — сказал Майки, аккуратно помещая кошку в маленькую клетку на время путешествия. Кошка попыталась вырваться, но Майки успокаивающе потрепал животное по голове через металлические прутья решётки.
— Мы не были… Вместе до прошлой ночи, — объяснил Джерард, пытаясь не выглядеть сентиментальным придурком. Казалось, в последние дни все его слова звучали, как чрезвычайно и полностью смехотворные нюни.
— Я прекрасно это слышал, спасибо большое, — сказал Майки, закрыв дверь трейлера и проследовав к прицепу.
— Кто-нибудь ещё знает? — спросил Джерард, чувствуя себя неловко при мысли, что люди будут обсуждать его сексуальную жизнь, которая оказалась за пределами общественных норм.
— Я не сильно хочу рассказывать Рэю, как вы, ребята, кричали, словно группа девчонок, когда пришли к кульминации, — пренебрежительно сказал Майки. – Будто я слушал ёбаную оперу, — добавил он с улыбкой.
— Заткнись, Майки. Будто бы я не слышал, как ты дрочил, когда я жил с тобой.
— Я не дрочу, окей?
Майки плюхнулся на переднее сиденье и закрыл дверь.
Джерард хотел, чтобы люди перестали уходить. Он хотел встать у них на пути и не отпускать. Они не могли оставить Фрэнка. Джерард решил, что ему скорее всего стоило остаться и дождаться Фрэнка. Брайан не обрадуется его решению, но Джерард смог бы убедить его, что это – единственный возможный выход.
Как раз в тот момент, когда Майки завёл мотор, Брайан поспешно подошёл к ним, вертя в руках ключи от машины.
— Ребята? — спросил Брайан, смотря на Джерарда, будто он был единственным, к кому он обращался. – Мы должны ехать. Мы и так уже выбились из графика, – сказал он, касаясь своего запястья; кончиками пальцев он стучал по наручным часам. Брайан и его часы были единым целым.
Джерард вспомнил, как Фрэнк предлагал однажды заменить проделку с кепкой предводителя на проделку с часами после того, как Брайан погнал их на ланч, потому что было уже поздно устанавливать шатры.
— Фрэнка здесь нет, — сказал Майки, кивая в сторону своего брата.
— Думаю, он помогал парням загружать походную кухню и уже уехал с Джеймсом, — сказал Брайан, пожимая плечами. Он казался не слишком уверенным.
— Ау, — желудок Джерарда протестовал. Он продолжал сжиматься и разжиматься при первой же призрачной надежде.
Может, Фрэнк избегал неловкости, которая всегда была на утро после. Джерард мог с этим смириться. Ему просто пришлось бы показать Фрэнку, что между ними не было никакой неловкости. Что-то, что они сделали, было прекрасно, если не идеально. Джерарду нужно было сказать Фрэнку, что они не были обязаны повторять произошедшее. Он мог бы быть доволен объятиями, если это было всем, чего Фрэнк хотел от него.
Брайан уже ушёл. Джерард понял, что стоял в столбе пыли около Минуты. Майки взволнованно уставился на него.
— Поехали, Джи.
Джерарду больше ничего не оставалось, кроме как надеяться, что Фрэнк действительно был с Джеймсом. В конечном счёте им всё равно придётся поговорить об этом, но это могло подождать.
— Ага.
— С ним всё в порядке, — убедительно сказал Майки. — Вы, ребята, ещё нацелуетесь и наобнимаетесь.
Джерард подошёл к своему трейлеру и решил, что Майки, скорее всего, прав. Где бы Фрэнк ни был, с ним всё было в порядке. Ему лишь нужно было извиниться перед ним за что бы то ни было, в чём он провинился.
— Ага, — пробормотал Джерард себе под нос, садясь за руль.
С Фрэнком всё было в порядке. Фрэнк ждал их в следующем пункте назначения. Он должен был.
*
Через несколько часов все были на новом месте в нескольких милях от маленького городка южнее Вашингтона. Все трудились, разбивая лагерь. Все, кроме Фрэнка.
В животе у Джерарда был огромный ком. Он давил, прыгал и хотел вспыхнуть, словно паразит.
Он думал поехать обратно, ехать весь день назад. Фрэнк не мог уйти. Не после того, через что они прошли. Не после их первого поцелуя. Не после того, как Джерард заставил его кончить.
Он не мог вынести мысли, что у него больше не будет шанса прикоснуться к нему.
— Ни весточки от Фрэнка? — спросил Майки, выпуская Банни из клетки. Кошка выбежала и спряталась под кроватью Фрэнка; её глаза сверкали, словно два жёлтых огонька в темноте.
— Он покинул нас, — сказал Джерард, но слова звучали полностью неправильно и были лишены какого-либо смысла.
Боб и Рэй сидели на ступеньках трейлера Джерарда, планируя следующую проделку с кепкой предводителя, которая включала размещение на максимально высокой точке в Цирке, скорее всего, на крыше трейлера Брайана.
— Всё-таки он её не найдёт. Никогда, — сказал Рэй злорадно.
Рэй поднял глаза на Джерарда, изо рта у него свисала сигарета.
— Как ты узнал, что он ушёл? — спросил Рэй, вскидывая бровь перед тем, как выдохнуть дым в холодный вечерний воздух. – Он мог застрять где-нибудь на дороге или задумался, потому что сегодня он умудрился пропустить завтрак.
— Спорю, он умрёт без арахисового масла, — прокомментировал Боб.
— Да ради Бога, блять, нет его здесь! — прокричал Джерард, срываясь на друзьях, не в состоянии больше сдерживать себя.
Рэй и Боб уставились на него, но решили промолчать. Скорее всего, это было к лучшему. Ничто уже не могло помочь. Всё было разрушено, и слова не могли склеить осколков.
— Он же знает, где мы, да? — спросил Майки, кладя руки на плечи брату, заставляя его сесть на порожки. Затем он исчез в своём трейлере, увлечённо роясь там.
— Иди сюда, Банни, — произнёс Майки этим не своим странновато писклявым голосом, который он использовал, чтобы говорить с детьми.
— Да, но его здесь нет, — ответил Джерард почти что шёпотом. И в любом случае, как бы он добрался до них? У него не было машины. У него не хватало денег на автобус. Большую часть он потратил на комиксы и конфеты. Фрэнк был ребёнком, который не мог позаботиться о себе.
— Мне кажется, в трейлере нет его вещей, — серьёзно заявил Майки.
Это должно быть неожиданным. Это должно было ранить сильнее. Эти слова должны были быть последними перед тем, как сердце Джерарда перестало бы биться. Но Джерард знал, что они были только на подходе.
— Он ушёл, — сказал Майки, может, пытаясь выделить слова, стараясь запихнуть их в голову Джерарда. Но в этом не было смысла. Слова всё ещё неверно звучали и были лишены смысла. Джерард знал, что они были реальностью. Они были правдой. Но мозг всё ещё по какой-то причине отказывался воспринимать их, как реальность происходящего.
— Что ты с ними сделал? — спросил Боб. Это звучало не совсем как обвинение. Он так же не собирался осуждать его. Это была лишь его манера звучать уверенно.
— Я… Я не знаю, – ответил Джерард, пытаясь сложить паззл. У него не ушло и пары секунд, чтобы понять, что он виноват.
В его голове не было ни капли сомнения в том, что Фрэнк ушёл из-за событий той ночи. Целоваться – это одно, но быть почти что изнасилованным кем-то, кому ты доверяешь — совсем другое. Джерард не мог поверить, что он настолько облажался. Он воспользовался Фрэнком. Он был эгоистичным.
— Не волнуйся, Джерард. Мы найдём другого и заменим его, — сказал Боб через несколько секунд. Он, скорее всего, знал, что это были не те слова, которые Джерард услышать. Он, скорее всего, знал, что Джерард с Фрэнком были больше, чем друзьями. Джерард не хотел думать о Цирке и выступлениях, и о том, что, скорее всего, им придётся найти кого-то ещё и переделать постеры, а затем его мозг вмиг отключился. Слишком много мыслей.
— Он не оставил записки, маленький говнюк, — сказал Рэй, обмениваясь серьёзным взглядом с Майки. – Тогда я забираю своё пиво обратно, — почти что шепча произнёс он в надежде, что Джерард не услышит его.
— Ну же, Джи. Давай выпьем в моём трейлере, у нас у всех был трудный день, — сказал Майки, обвивая руки вокруг Джерарда и пытаясь подбодрить его.
— Я не хочу. Думаю, я просто лягу спать, — сказал Джерард, скидывая Майки с плеч. Если он не мог увидеть Фрэнка вечером, то не было смысла проводить день как обычно. Больше не было смысла в тренировках. Ему хотелось просто лечь и думать о Фрэнке.
— Чувак, сейчас пять часов. Это провально, — сказал Рэй, поднимаясь со ступенек, стоб пропустить Джерарда.
Когда Рэй попытался дотронуться до него, Джерард убрал его руку. Он не хотел, чтобы кто-то прикасался к нему.
— Оставь меня, блять, в покое.
Когда он закрыл дверь и упал на кровать, он слышал, как Майки проклинал Фрэнка. Джерарду не нужно было этого слышать, ведь Фрэнк всё же не был виноват.
*
Первая ночь была самой ужасной. Джерард не мог дышать. Было ощущение будто кто-то сидел у него на груди, пытаясь задушить его. Чем сильнее он старался дышать, тем больше был ком в его горле и желудке. И они отказывались исчезать. Глаза жгло.
Ворочаясь в кровати, Джерард вновь и вновь воспроизводил события прошлой ночи тысячи раз подряд. Там были поцелуи и прикосновения. Там было прекрасное лицо Фрэнка, его глаза были прикрыты. Там были его язык и мягкие губы. Их тела двигались, соединяясь в танце, пальцы Джерарда нащупывали член Фрэнка и сжимали его. Там были стоны и вздохи. Там были сладкий запах дыхания Фрэнка и его спутанные волосы. Там были стоны и вскрики.
Джерард ничего не мог поделать, но думал об этих последних моментах прямо перед тем, как Фрэнк кончил в его руку. Он слышал умоляющий голос Фрэнка, просящий его приостановиться. Может, он говорил ему не приостановиться. Может, он говорил ему перестать.
Глаза Джерарда распахнулись. Он перестал двигать рукой по члену, неожиданно стыдясь того, что он делал.
Неужели он изнасиловал Фрэнка? Неужели он ушёл из-за того, что Джерард был жестоким и эгоистичным? Этому не было рационального объяснения. Ничего не подходило.
Фрэнк взял его за руку после секса. Он взял его руку, и он не выглядел расстроенным. Он лишь сказал, что устал, но устал не значит расстроен.
Джерард прокручивал в голове всё, что мог вспомнить из той ночи. Он рвал воспоминания на куски, изучая каждый обрывок, пытаясь найти причину в малейших деталях: как он смотрел на него, когда двигался взад и вперёд, сидя на нём верхом, или то, как звучал его голос, когда он вошёл в трейлер.
Подробный разбор их ночи стал вечерним обычаем для Джерарда. Он знал, что это могло довести его до безумия. Может, он уже сошёл с ума. Может, он перепутал все события, и с точки зрения Фрэнка всё было бы иначе.
Джерард надеялся поговорить с Фрэнком. Он надеялся, что сможет узнать виденье Фрэнка. Но больше всего Джерард хотел вернуться в ту ночь и прекратить причинять боль Фрэнку. Он отдал бы всё, чтобы Фрэнк остался с ним, даже если это означало, что не было бы ни поцелуя и ничего после.
*
Шли недели, и люди больше не произносили его имени. Было ощущение, будто бы Фрэнк никогда не существовал. Джерарду было интересно, было ли это правдой. Может, Фрэнк был плодом его воображения.
Несколько недель Джамия выглядела расстроенной. Она смотрела на Джерарда так, будто бы знала, что это он был виновен в исчезновении Фрэнка. Она выглядела отстранённой и уже не улыбалась так часто, как раньше.
Новые постеры с именем Фрэнка были сожжены — Брайан любил так делать, когда от него уходили работники. Он стирал всё до последнего напоминания о них, что невозможно было понять, были ли они вообще когда-либо с ними.
Майки всё сильнее и сильнее настаивал на том, чтобы Джерард проводил с ним вечера. Они читали комиксы, Майки в это время гладил Банни, и они часами говорили о чувствах Джерарда к Фрэнку и о чувствах Майки к Алисии.
Приятно было иметь кого-то, чтобы выговориться, несмотря на то, что они не обнимались и не спали вместе.
На Хэллоуин Майки пригласил Джерарда в свой трейлер на ночь просмотра ужастиков и поедания шоколада. У Майки был этот маленький телевизор, который едва ли ловил сигнал, но Джерард уже привык смотреть фильм сквозь помехи.
То, что выглядело, как мумия, гналось за женщиной в мрачной Египетской гробнице. Фильм можно было бы назвать «Проклятье гробницы мумии», но было тяжело определить без звука. Майки пришлось его выключить, потому что они слышали только шум.
Майки нашёл часть запасов шоколадок Фрэнка. Они были спрятаны за стопкой книг в шкафу Майки. Джерард смотрел на сладости, пытаясь понять, чего он хочет больше: съесть конфеты, выбросить или забрать их как напоминание, что Фрэнк был его, несмотря на то, что это было недолго, словно песчинка в песочных часах.
— Думаю, я приглашу Алисию, — сказал Майки, присосавшись к леденцу на палочке.
На экране мумия всё ещё преследовала бедную женщину, но всё выглядело так, будто главная героиня была на подходе к выходу и могла спастись.
Мозгу Джерарда понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что Майки только что сказал. Его брат наконец-то брал ситуацию в свои руки.
— Куда? — спросил Джерард, пытаясь наслаждаться вкусом Малыша Рута, любимого шоколадного батончика Фрэнка.
— Куда-нибудь в ресторан в городе. Они же там вроде как есть?
Майки перестал рассасывать леденец, внезапно очень спокойно смотря на Джерарда. Он так нервничал, а Джерард не знал, что сделать, чтобы успокоить его.
— Рестораны? Думаю, да.
Это был первый раз за неделю, когда Джерард попытался пошутить. К сожалению, Майки не выглядел слишком впечатлённым его усилиями.
— Она была очень добра ко мне с Банни, и она заботилась обо мне. Я хочу сделать для неё что-нибудь приятное.
— Конечно.
У Алисии с Майки всё было хорошо. Майки действительно пытался больше говорить с ней. Он заставлял себя садиться рядом с ней во время ланча. Он всегда поздравлял её и Лин после выступления и действительно пытался стать лучше в человеческих отношениях.
— Знаешь, однажды Фрэнк может объявиться. Ты никогда и не узнаешь, — сказал Майки, открывая очередную конфету — это было больше, чем он мог переварить.
— Прекрати обманывать себя, Майки.
Пока Майки налаживал отношения с людьми, Джерард практически разочаровался во всей человеческой расе. Он делал вид, что всё было как обычно. Может, это действовало на большинство его друзей, но Майки знал его слишком хорошо. Было невозможно улыбаться без повода. Майки видел его насквозь.
— Он не забрал ни одного комикса, да? — спросил он, откусывая леденец.
— Нет.
— Видишь, во всём есть свои плюсы, — сказал Майки, расплываясь в улыбке.
— Блять, Майки. Это должно было поднять мне настроение?
— Я херово поднимаю людям настроение. Это немного иронично, ведь я — клоун. Всем этим дерьмом должна была одарить меня природа.
Майки иногда говорил подобные вещи от фонаря. Джерарду всегда было интересно, как работал мозг его брата. Майки не выглядел так, будто он шутил, однако Джерард рассмеялся. Это была одна из причин, почему он любил своего брата.
— Я люблю тебя, Майки.
— Знаю.
Майки порылся в сумке, которую оставил Фрэнк. Его рука появилась, держа ожерелье. Джерарду оно нравилось. Он хотел, чтобы Фрэнк был здесь, чтобы разделить его восторг.
— Хочешь обменять это конфетное ожерелье на твиззлерс? — в надежде спросил Джерард.
— Я ненавижу твиззлерс. Они на вкус как пластмасса, — ответил Майки. Затем он, вероятнее всего, увидел выражение лица Джерарда и бросил ожерелье из конфет ему на колени, не прося ничего взамен.
Джерард решил, что разделить ожерелье с Майки было лучшим решением.
Затем Джерард вновь вспомнил о Фрэнке. Ему было интересно, где он. Ему было интересно, всё ли с ним в порядке. Ему было интересно, замерзал ли он, дрожа в чьих-то ещё руках. Он почти что мог представить его голым, смеющимся в чей-то рот, целуя незнакомые губы. Комок в горле вновь напомнил ему о своём существовании. Сегодня они могли бы отмечать его день рождения со сладостями, валяться и часами дурачиться, смотреть глупые фильмы с Майки. Это было бы идеально.
— Брайан сказал мне, что сегодня мог быть день рождения Фрэнка, — сказал Джерард, мысля вслух.
— Мог быть?
— Да. Я подумал, что он мог сказать Брайану ложную дату, — объяснил Джерард, откусывая ожерелье.
— Что ж, надеюсь, у него отличный день рождения, он напился до смерти и сгниёт где-нибудь в канаве. Ёбаный мудак разбил сердце моего брата.
— Не говори так, — внезапно горло Джерарда сдавил спазм. Он задыхался, и это не было из-за конфеты. Джерард предпочёл бы, чтобы Майки не видел этого.
— Он мудак, Джи.
— Не говори о нём так, пожалуйста, — сказал Джерард, пытаясь проглотить грусть и боль. Он пытался дышать. Он помнил, как это делается. Его лёгкие заполнились воздухом. Всё ощущалось так непривычно.
— Извини, чувак. Я не имел этого в виду, ладно? — Майки уронил целлофановый пакет, который был между колен и прильнул к Джерарду.
Джерард несколько раз глубоко вздохнул в надежде, что боль утихнет. Майки выглядел взволнованно.
— Всё в порядке. Думаю, нам просто стоит прекратить говорить о нём.
— Ты тот, кто помог ему, — сказал Майки, уставившись на Джерарда.
— Я знаю. Я не должен был.
Джерард пытался стереть Фрэнка из своих мыслей. Он пялился в телевизор несколько секунд, не в состоянии моргнуть или начать думать. Затем Майки нарушил тишину.
— Ты что, плачешь, маменькин сынок? — спросил Майки, обнимая Джерарда одной рукой и прижимая ближе к себе.
— Нет, — ответил Джерард, положив голову на плечо Майки.
– Я думаю натренировать Банни прыгать через обруч, — сказал Майки, взлохмачивая волосы брата и целуя его в макушку.
— Твой кот охуенный.
*
Был уже сентябрь, и они уже прибыли в Сан-Леандра Калифорнию на зимний квартал. Теперь Цирк не сдвинется с места ещё три месяца. Джерард хотел освободиться и уехать обратно в Энтерпрайс, Вашингтон. Может, Фрэнк был до сих пор там, грабил квартиры, чтобы выжить и получал любовь от кого-то ещё, от кого-то, кто не злоупотреблял его доверием.
Было почти что Рождество, а Джерард всё ещё думал о Фрэнке. Ноябрь был ещё хуже, чем октябрь. Он планировал суицид, по меньшей мере, десяток раз, но затем вспомнил, что у него до сих пор был Майки, и это лишь доказало бы, каким эгоистичным он был. Джерард размышлял над тем, станет ли ему когда-нибудь легче. Он слышал от людей, что время лечит, но каждый раз он думал, сколько же лет или, может, десятилетий ему понадобится, чтобы забыть Фрэнка.
Он больше не плакал. Скорее всего, у него просто не осталось больше слёз. Майки начал приглашать Алисию к себе на ночь, и они болтали часы напролёт. Каждую ночь Джерард слышал их из своего трейлера. Перед тем, как забраться в кровать к Майки, Алисия всегда приносила что-нибудь для Банни и играла с кошкой.
Джерард не слышал ничего непристойного, что могло бы заставить думать его о том, что у них был секс. Он даже не слышал, как они целовались; а может, они просто были осмотрительными. Большую часть времени они разговаривали о своём детстве и о том, какие группы им нравились.
Как это ни странно, но он будто наблюдал, как два подростка влюблялись. Было ощущение, будто они всё ещё на той стадии, когда ты неравнодушен к другому человеку; он будто зачаровывает тебя. Когда ты хочешь знать о человеке всё: от его любимого цвета до времени первого перелома или заболевания ветрянкой. И всё, что ты узнаёшь, делает тебя по-ребячески счастливым, потому что ты чувствуешь, что сближаешься с человеком.
Чаще всего Джерард старался не слушать. Он просто слышал их. Чаще всего Джерарду было всё равно, что происходило с влюблёнными, но бывали и времена, когда Джерард хотел ворваться в их трейлер и убить их обоих. Смущённый смешок Майки, когда Алисия прикасалась к нему, заставлял Джерарда скривиться. Он ненавидел это чувство.
Он был действительно счастлив, что его младший братишка не одинок. Он наконец-то нашёл того, кто по- настоящему любил его таким, какой он есть.
Джерарду не нравилась его досада из-за их нарождающейся любви. Он не хотел видеть, как они гуляют по заднему двору, держась за руки. Он не хотел видеть, как они обмениваются коварными взглядами за банкетным столом. Теперь они почти что всегда улыбались. Всё стало ещё хуже, когда Алисия уснула в трейлере Майки. На следующее утро все крутились вокруг них, выведывая подробности прошедшей ночи.
— Ты действительно думаешь, что они переспали? — заинтересованно спросил Рэй.
— Я не знаю, мне похуй, — выпалил Джерард.
После этого случая люди перестали спрашивать его о сексуальной жизни Майки.
Джерард ощущал себя ещё более жалким, когда представлял, какими бы они были с Фрэнком. Как они ходили бы за ручку, посылали друг другу воздушные поцелуи, как нормальная пара. Они могли бы проводить время вместе, целоваться и обниматься, валяясь на кровати.
Джерард скучал по теплу Фрэнка. Он изредка дрочил, представляя, как Фрэнк отсасывает ему, а затем засыпает в его объятьях.
Каждый раз, когда кто-то говорил, что ему лучше без Фрэнка, он еле сдерживал себя, чтобы не избить их до крови. Как ему могло быть лучше без Фрэнка? Он был никем. Никем. Он всего-навсего был пустой оболочкой без сердца. Он говорил и дышал. Он выступал. Он жил. Все думали так, когда видели его, но он действительно умел хорошо притворяться.
Правда была в том, что он не спал более четырёх часов после того, как Фрэнк ушёл. Еда на вкус напоминала бумагу, и он выкидывал большую часть, когда был уверен, что его никто не видит. Он дышал, но его грудь разрывало на части. Он говорил о тех вещах, на которые ему было похуй, и притворялся, что слушал, когда кто-то говорил. Они все могли бы исчезнуть, и это ничего не изменило бы. Он метал ножи; его рука была тверда, как и всегда. Он никогда не промахивался. Аплодисменты и сдержанные возгласы всё ещё звучали с трибун. Они не знали, как тяжело было сохранять спокойствие, когда хочешь умереть, когда ощущаешь себя разлагающимся трупом.
*
Наступал январь, и Майки решил, что настало время поцеловать Алисию. Рэй удивился, что Майки ещё не целовался с его возлюбленной. Боб всё шутил, что он так и умрёт нецелованным.
Наступил Новый год, и Майки поцеловал Алисию. Они не делали из этого большого события. Поцелуй был аккуратным и нежным. Алисия, казалось, была более чем счастлива, когда Майки сделал первый шаг, а он провёл несколько следующих дней, восторгаясь, какой милой была Алисия и как она сказала ему, что хочет, чтобы он поцеловал её вновь.
Боб отпраздновал свой день рождения, напившись и отключившись в трейлере Брайана после того, как наполнил кепку предводителя физиологической жидкостью.
Вечеринка была бестолковой, и Джерард чувствовал себя таким одиноким, несмотря на то, что был окружён семьёй и друзьями. Он больше не притворялся, что слушает их разговоры. Он просто сидел и думал о Фрэнке, пока все подталкивали его локтями и кормили тортиком.
Джерард ненавидел канун Нового года. Он скучал по дороге. В сущности, Джерард решил, что ненавидит каждый день. Не только какие-то определённые. Все.
Январь прошёл, на смену ему пришёл февраль, а затем — март; наконец пришло время задуматься о конце зимы.
Джерарду было необходимо движение. Он скучал по дороге. Его уже тошнило от одного и того же пейзажа каждый день. Дни начинали сливаться в один. Джерарду нужны были перемены. Ему нужна была надежда, что всё наладится. Он ненавидел Сан-Леандро и спалил бы его дотла, если бы Брайан решил остаться здесь хоть на один день дольше.
*
Естественно, переезд не помог. В первом городе, где они остановились, Джерард сделал вид, что болен, чтобы ему не пришлось выступать. Он спал даже меньше, чем раньше, и не хотел убить Джанию, потому что его руки слишком тряслись, чтобы попасть в цель. Он знал, что промахнётся, потому сказал Брайану, что ему нездоровится.
Следующий городок был маленькой дырой в Орегоне. Джерард снова смог выкрутиться, притворяясь, что он заразился гриппом или чем-то таким же серьёзным.
— Ты вообще спишь, Джи? — спросил Рэй, однажды встретив его.
Рэй и Боб зашли слишком далеко в своих шуточках, и Брайан грозился всех уволить, если он не получит свою кепку предводителя обратно.
Джерард вспоминал, как Фрэнк лежал под ним, его рука была прижата ко рту Джерарда, а Брайан сидел на кровати прямо над ними. Он вспоминал, как тёрся об него и то, как он лизнул ладонь Фрэнка, чувствуя солёный вкус пота на языке.
Неужели это и должно было стать его жизнью? Воспоминания о Фрэнке были везде. В походной кухне и на тренировочном манеже. Память о нём была в их словах. Фрэнк всё ещё был здесь, словно призрак бродил вокруг Цирка, отравляя Джерарду жизнь.
Джерард же сам в свою очередь осложнял себе жизнь. Он сохранил все рисунки до последнего. Он никому не говорил о том, что изображённые части тела принадлежали Фрэнку, даже Майки не знал об этом. Он думал, что они принадлежали какой-то неизвестной модели. Иногда Джерард дрочил на них, когда слишком сильно скучал по Фрэнку и не мог вспомнить, как выглядела его шея.
Рисунки были той частью Фрэнка, от которой Джерард никогда не смог бы избавиться, потому что они так же были и частью Елены. Они напоминали Джерарду о двух самых важных людях в его жизни. О двух людях, которые покинули его.
*
Когда Цирк приехал в Вашингтон, все думали, что Джерард развалится у них на глазах. Все думали, что он взорвётся, гнев наконец-то вышел наружу, и они думали, что после этого ему станет легче.
После Майки начал поговаривать о том, чтобы сделать предложение Алисии.
— Я думаю подарить ей кольцо Елены, — сказал он Джерарду однажды днём, пока тот пытался вновь приобщиться к метанию ножей. И кстати, он не промахнулся. Он всё ещё мог метать ножи, несмотря на то, что его руки не были настолько тверды.
— Думаешь, это не спугнёт её?
— Спугнёт? — переспросил Джерард, неуверенный, что всё ещё прослеживает ход его мыслей.
— Да, потому что это кольцо бабушки. Девушки не любят, когда им дарят некупленные украшения, верно? – спросил Майки, поднимая один из ножей Джерарда и прикусывая кончик языка, концентрируясь.
— Майки, это фамильная драгоценность. Ты же не украл его с пальца мёртвой женщины, — ответил Джерард, сдерживая себя от исправления угла направления броска Майки.
Нож пролетел над манежем и поразил цель. Майки широко улыбнулся Джерарду и похлопал его по спине.
— Спасибо, Джи, — сказал Майки, медленно удаляясь. — Это было плёвым делом. Ты должен как-нибудь попробовать прогуляться пару миль в моих огромных ботинках. Это не так просто, как кажется, – добавил он, подмигивая. Затем Джерард вновь остался один.
*
Каждый месяц у кого-то был день рождения. В марте — у Джеймса. Для Джерарда это была ещё одна ночь, когда ему нужно было притворяться, что всё в порядке и что он не хотел крушить и ломать всё вокруг. Но худшее было впереди. Когда апрель показал своё уродливое лицо, Джерард даже не помнил, что в этом месяце был его день рождения. Одним утром Майки поднял его ни свет ни заря, стучась в дверь.
Где то в глубине души Джерард надеялся, что там, за дверью, его ждал Фрэнк. Он должен был быть там с чашкой кофе в руках и улыбкой на лице.
Пока Джерард раскачивался, из-за двери донёсся приглушённый голос Майки:
— Пора вставать, именинник!
Затем до Джерарда дошло, что сегодня был его день рождения. Он даже не помнил, сколько ему стукнуло, пока Майки не напомнил, написав это на открытке, которую все подписали.
Вечеринка была такой же скучной, как остальные. Там были подарки и торт. Майки делал всё, чтобы взбодрить брата, он даже подарил ему свою коллекцию игрушечных супергероев. Джерард обнял брата, зная, что это Алисия заставляла Майки избавиться от «этих игрушек». Через несколько недель они съезжались, и Майки уговорил её, что трейлер выглядел бы уныло без репродукций Бэтмобиля.
— Ну и что творится у тебя в голове, Джерард? — спросил Рэй, присаживаясь рядом с ним за банкетным столом, пока Майки позорился, совершая самые нелепые танцевальные движения в своей жизни.
— Мысли, — ответил Джерард, заставляя себя проглотить кусочек торта. Еда до сих пор имела пресный привкус картона, но Джерард знал, что ему нужно было постараться и съесть что-нибудь, пока люди наблюдали за ним. Он просто пытался спрятать выражение отвращения за фальшивой улыбкой. И пока Майки был занят и не глядел на него, Джерард был в порядке.
— Ты должен был уже свыкнуться. Этот мальчишка не был таким уж особенным. Он был лишь неуравновешенным маленьким засранцем, который использовал нас. А теперь возьми себя в руки и стань собой.
Все эти слова были ложью. Рэй скорее всего знал это, потому что не звучал шибко уверенно. Фрэнк был особенным. Он не был тем, кто воспользовался Цирком ради наживы. Он работал с ними. Он был их частью. Был частью каждого – не только Джерарда.
— Я не знаю, как снова стать собой, — пробормотал Джерард себе под нос. Он не хотел, чтобы это услышали. Это было то, как он себя чувствовал. Было ощущение, будто Фрэнк ушёл, забрав с собой всё то, что делало Джерарда личностью.
Рэй услышал его.
— Знаешь, ты, Джерард, самый большой пофигист на планете.
Затем Рэй крепко обнял Джерарда, на секунду ощущая дыру у него в груди.
— А теперь иди расскажи своему брату, как же глупо надевать балетную пачку на свою, блять, кошку.

Часть шестая.
Джерард знал, что больше не сможет избегать света софитов. Брайан следил за ним. Он заставлял его тренироваться больше. Он хотел, чтобы Джерард вернулся со своим лучшим выступлением.
Руки Джерарда всё ещё тряслись, когда он шёл на манеж, но он почти что точно знал, что не промахнётся. Он решил не поджигать ножи, как он иногда это делал. Он не любил красоваться. Ему было больше не на кого производить впечатление. Он просто обычно выступит, заранее зная, что скучное выступление подействует на толпу равноценно.
Ладонью он ощущал холодный металл. Джерард не мог отступить. Джамия всем улыбалась фальшивой улыбкой, но не обманывала Джерарда. Скорее всего, она волновалась, что он промахнётся. Но дело было в том, что Джерард никогда не промахивался. Он знал траекторию, угол и скорость. Он высчитывал силу и толчок в голове. Он мог сделать это с закрытыми глазами. На самом деле, он уже выступал с завязанными глазами. Он мог выступать, даже не думая об этом. Он мог делать это, думая о Фрэнке, и знал, что не промахнётся.
Он глубоко вздохнул и прикрыл глаза. Он слышал звук вращающегося колеса и мог представить Фрэнка, спящего у него в объятиях. Он был самым красивым человеком, которого он когда-либо встречал, а теперь он ушёл навсегда. Он стиснул запястья, пытаясь унять дрожь. Затем нож вырвался из его руки.
Он не услышал ничьих криков. Не сразу. Через несколько минут он осознал, что не мог дышать. Когда он распахнул глаза, он глубоко вздохнул и взглянул на свои опустевшие руки. Ножа там больше не было.
Джамия больше не улыбалась. Её рот был открыт, а лицо было бледнее, чем обычно. С ней было что-то не так. На крутящемся деревянном колесе чего-то недоставало.
Затем к нему вернулся слух. Он слышал, как плачут дети. Он слышал, как Джамия зовёт на помощь; она звала его. Затем он услышал, как Брайан выбежал на сцену, говоря всем, что шоу окончено. Майки выбежал на манеж, чтобы помочь Джамии отстраниться от колеса, которое до сих пор очень медленно крутилось. Кровь текла тонкой зигзагообразной струйкой, капая на землю. Опилки под колесом окрашивались в тёмные оттенки красного.
Нож глубоко пронзил её руку прямо под локтём. Он пригвоздил её к деревянному кругу. Брайан оттолкнул Джерарда с манежа, прочь от любопытных глаз, и заставил его присесть, пока Майки пытался вытащить нож из руки Джамии.
– Нет! Она может истечь кровью! – Брайан кричал, чтобы его могли услышать среди панических возгласов. Он поспешил к Майки, а затем осмотрел рану на руке Джамии.
Рэю и Бобу пришлось выгнать зрителей из Биг Топа. Было ясно, что они умели справляться с толпой. Они убедились, что не было толкучки и что все шли по порядку. Цирку не нужно было ещё одно происшествие помимо этого. Для одной ночи было уже достаточно недовольных зрителей.
– Шоу окончено, все на выход! – прокричал Боб, когда последний зритель вышел из шатра.
Джерард уставился на манеж, полностью побледнев, пытаясь понять, что же только что произошло. Его глаза были закрыты, когда он выпустил нож. Он думал, что не промахнётся, но это произошло.
–Джам, ты в порядке? – спросил Рэй; руки его тряслись.
– Просто вытащи его, блять! – выкрикнула Джамия; её рука была прижата к ране поверх руки Майки.
– Что, если будет большая кровопотеря? Боб? – спросил Брайан, изучая нож и лениво хватаясь за его ручку.
Боб был тем, к кому они обращались, когда случались какие-то происшествия. Он не был доктором, но знал, как накладывать шины и швы. В каждом выступлении был скрытый инцидент за углом.
Категория: Слэш | Просмотров: 237 | Добавил: ReluctantWay | Теги: прошлый век, circus, цирк | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Ноябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016