Главная
| RSS
Главная » 2014 » Октябрь » 11 » Headlights Look Like Diamonds. 3/7
21:38
Headlights Look Like Diamonds. 3/7
Странно, но Фрэнк молчал на протяжении нескольких минут. Он выглянул из своего окна, нервно перебирая ногами, и начал барабанить пальцами по приборной панели, когда они пересекли границу города.
— Я никогда раньше не бывал за пределами Джерси, — сказал он, взглянув на Джерарда.
— Рад? — спросил Джерард, фокусируясь на дороге. Он не был удивлён, что это было его первое полноценное путешествие.
— Чёрт, да.
Джерард хотел узреть восторг на лице Фрэнка, хотел взглянуть на него, когда они пересекли границу, но он знал, что вместо этого должен был сконцентрироваться на дороге. Усталость нарастала с каждой милей, и ему не нужен был ещё один отвлекающий манёвр.
— Ну что, прочитал комикс? — спросил Джерард через несколько минут, пытаясь взбодриться и проснуться. Гудение мотора медленно успокаивало его.
— Мне чертовски понравилось. Нужно взять у тебя и другие номера, — радостно сказал Фрэнк.
— А как тебе все мы, кстати?
— Вы — клёвые ребята. Я имею в виду… Ты, Рэй и даже Майки.
Майки и Рэя было легко полюбить, так что не было удивительно, что Фрэнк почти что сразу принял их.
— Я рад, что тебе всё нравится.
— Мне и Джамия нравится, она классная, — сказал Фрэнк, сцепляя пальцы и разглядывая меняющиеся просторы вокруг них.
— Да, она клёвая.
Джамия присоединилась к Цирку, когда ей было пятнадцать. Она была тихоней, но никогда не стеснялась высказывать своё мнение. Она начинала жонглёром, а стала ассистентом Джерарда, когда его заставили работать его родители. Для Джерарда Джамия была другом. Он не слишком хорошо её знал, но она была мила с ним и не требовала слишком много внимания.
Джерард был рад, что Джамия ему понравилась. Он видел выражение лица Джамии, когда та смотрела на Фрэнка. Возможно, нечто росло меж ними. Джерард почувствовал себя паршиво. Он не знал, почему так произошло. Фрэнк имел право быть счастливым. Он заслуживал быть любимым кем-то таким же добрым, как Джамия.
— Куда мы едем? — спросил Фрэнк, когда они, наконец, выехали за границу.
— Иллинойс, — ответил Джерард, пытаясь настолько, насколько возможно не думать о Фрэнке и Джамии рука об руку.
— Так, вы, значит, направляетесь на север, верно? — спросил Фрэнк, внезапно сильно заинтересовавшись.
— На запад.
— А, окей.
Фрэнк снова начал кусать ногти. Джерард никогда не видел, чтобы кто-то так нервничал.
— Фрэнк, ты в порядке? — спросил он, бросая на него быстрые взгляды.
— Ага. Странное ощущение, когда ты никогда раньше не был за пределом Джерси, а потом выезжаешь из города, — ответил Фрэнк, оглядываясь на Джерарда.
— Ты привыкнешь к этому, — сказал Джерард, подавляя желание положить руку на плечо Фрэнка.
— Надо полагать.
Джерард хотел сделать нечто большее. Он хотел бы остановить машину и обвить руки вокруг младшего парня. Он надеялся сделать так, что тот почувствовал бы себя лучше, избавив его от страхов.
— Джи? — Фрэнк спросил, когда мы были почти что в Иллинойсе.
— Ммм?
— Ты когда-нибудь бывал в других странах? Скажем, в Канаде?
— Ага, пару раз.
— Круто.
Казалось, Фрэнк немного расслабился, опустив руки на бёдра и переведя взгляд на дорогу.
*
Когда Джерард припарковал свой трейлер на уже знакомое ему место, все вновь были заняты, заново разбирая лагерь. Фрэнк смотрел на Джерарда в ожидании указаний.
— Иди, помоги кому-нибудь, — сказал на это Джерард.
— Кому? — спросил Фрэнк.
— Видишь Боба вон там? — спросил Джерард, указывая в сторону друга.
Фрэнк ответил молчаливым кивком.
— Помоги его команде собрать Биг Топ.
— Но я не знаю, как это делается, — сказал Фрэнк, вылезая из фургона.
— Научишься, — сказал Джерард, заглушая мотор.
Он наблюдал, как Фрэнк шёл к сокрушительной команде. Он выглядел неуверенно. Но у Джерарда были свои дела, он ничем не мог ему помочь. Джерард надеялся, что Фрэнк справится со своим первым поручением. Не было похоже, что Фрэнк боялся работы. Возможно, он был таким же трудолюбивым, как Боб или Рэй. Ему лишь нужен был руководитель, и Джерард надеялся, что для него кто-нибудь найдётся.
*
Установка лагеря заняла больше двух часов. В любом случае, на это всегда уходило больше времени, нежели на сбор. Ребята почти закончили с Биг Топом, когда Джерард решил наведаться к ним и посмотреть, как идут дела и справляется ли Фрэнк.
Его лицо покраснело, он весь был мокрый от пота. Он снял рубашку, всё так же не расчёсанные и спутанные волосы спадали на его плечи. По его груди стекали капли пота, а кожа приобрела бледно-розовый оттенок. Джерард заметил татуировку над левым соском: пламя со словом «Надежда». Он задумался, не являлось ли это именем одной из его девушек.
— Это чертовски утомительно. И вам, парни, нужно делать это каждую неделю? — спросил Фрэнк, вытирая пот тыльной стороной руки со лба.
— Ага, это только часть работы, — ответил Боб, сильно хлопая Фрэнка по спине, что заставило его споткнуться. Он чуть не потерял равновесие.
— Вот отстой.
Джерард одарил Боба пытливым взглядом. Боб же ответил ему, показав большой палец.
— Могу я украсть у вас Фрэнка ненадолго? — спросил Джерард, улыбаясь и гордясь Фрэнком.
— Конечно. Мы почти что закончили с этим, — ответил Боб, подталкивая Фрэнка к Джерарду.
Фрэнк подобрал грязную майку с земли, стряхнул пыль и вновь надел. Он взглянул на Джерарда, глубоко вздыхая и вновь вытирая пот с лица тыльной стороной ладони.
— Хочешь поехать в магазин со мной и Джеймсом? — спросил Джерард, остановив взгляд на торсе Фрэнка. Майка всё ещё не прикрывала маленькие потные участки кожи на бёдрах и пупке. Джерарду пришлось сконцентрироваться, чтобы оторвать взгляд от тела Фрэнка.
— Чтобы… Ну, за покупками? — спросил Фрэнк, оттягивая майку вниз.
— Даже больше — за едой, — сказал Джерард, направляясь прочь от вновь воздвигнутого пару минут назад Биг Топа по направлению к машине Брайана.
— Я, чур, на переднем сиденье, — сказал Фрэнк, поторапливаясь к пассажирской двери.
*
Стоянка была переполнена, даже несмотря на то, что Джеймс выбрал наиболее свободное время, чтобы пополнить недельные запасы. Это был один из тех магазинов, которые продавали всё по низкой цене. У Джеймса были свои привычки. Он знал, куда пойти, в каком городе они бы ни остановились.
Как только машина припарковалась, Фрэнк открыл дверь и поспешил выбраться, сразу же убегая за тележкой. Джеймс лишь пожал плечами, заглушил мотор и вышел из машины. Джерард последовал за ним.
— Попридержи конец, Фрэнки, — сказал Джерард. Он слишком устал, чтобы бежать за ним. Было удивительно представить, откуда Фрэнк брал энергию. Он думал, что ребёнок будет полностью вымотан и едва ли сможет переставлять ноги после того дня, что он пережил. Но вот же он — оживлённый и непокорный, словно подрастающий щенок. Он побежал и выпустил свою тележку.
Фрэнк остановился: его тележка врезалась в высокую стену и отпружинила в его сторону. Фрэнк обернулся и направился к Джерарду, его руки покоились в карманах его джинс. Тележка катилась сама собой дальше, угрожая врезаться в одну из машин, стоявшую около них.
— Могу я взять немного денег? — спросил Фрэнк, переминаясь с ноги на ногу.
Джерард взглянул на Джеймса, который катил свою тележку. Он исчез внутри магазина, оставляя Джерарда одного разбираться с Фрэнком.
— Вот. Это тебе на жизнь, пока ты не получишь свои первые карманные, — сказал Джерард, вручая Фрэнку десятидолларовую купюру.
Он ни с чем не мог сравнить улыбку Фрэнка, когда тот взглянул на протянутые в его сторону деньги.
— Спасибо, чувак, — сказал Фрэнк, забирая деньги и убегая в магазин, забывая взятую тележку и хохоча, словно ребёнок.
Как только Джерард зашёл в магазин, он начал искать Фрэнка и Джеймса. Помещение не было слишком большим, поэтому определить, где находились его друзья, не составило труда.
Джеймс сваливал в тележку огромное количество консервов, едва ли смотря на этикетки. Было ощущение, что он знает магазин как свои пять пальцев.
— Он что, собирается скупить весь магазин? — спросил Джеймс, когда они направились к кассе.
— Дай ему отдохнуть, — сказал Джерард, видя, как Фрэнк мелькает между торговых рядов магазина. Он нёс что-то в руках.
— Иди, присмотри за своим парнем, Джерард, — сказал Джеймс, толкая тележку вперёд.
— Он, блять, не мой парень, — запротестовал Джерард, повышая голос сильнее, чем он предполагал.
Джеймс ухмыльнулся. Джерарду не очень-то нравились подобные шутки. Не было ничего смешного в том, чтобы обвинять Джерарда во влюблённости в мальчишку, которого он едва ли знал. Это было нелепо и глупо.
— Джи? — голос Фрэнка донёсся из-за спины.
Джерард повернулся; его щёки пылали, а терпение было на исходе.
— Что?! — рявкнул он на Фрэнка.
— Почему ты срываешься на мне? Я ничего не сделал, — сказал Фрэнк, роняя одну из упаковок чипсов на пол.
— Извини. Ты что-то хотел? — спросил Джерард, поднимая упаковку и укладывая её на гору еды, что умещалась в руках Фрэнка. И всё это он собирался купить.
Лицо Фрэнка слегка подобрело.
— Могу я купить шоколадку? Я не ел шоколад уже много лет, — сказал он с умоляющим взглядом.
— Конечно, — ответил Джерард.
Затем даже без предупреждения Фрэнк свалил всё на руки Джерарда. Несколько пачек жвачки и конфеты выпали у него из рук, оставшись лежать под ногами, и он был вынужден сложить покупки Фрэнка в тележку Джеймса.
Когда Фрэнк увидел содержимое тележки, его глаза расширились, а челюсть отпала.
— Господь ты Боже, что это за херота? — спросил Фрэнк, указывая на одну из покупок.
Несколько людей покруг них неодобрительно взглянули на него. Фрэнк говорил слишком громко, а его манеры и речь не совсем вписывались в место и время. Но Джерарду было всё равно.
— Кетчуп, — ответил Джеймс перед тем, как вытащить бутылку из тележки и поставить на кассовую ленту.
Фрэнк подошёл к тележке и достал оттуда тяжёлую на вид банку арахисового масла. Он была примерно по колено мальчишке.
— Почему она выше меня? — спросил Фрэнк, исследуя банку, словно другоценное старинное украшение.
— Мы покупаем много еды прозапас, — ответил Джерард, помогая выгрузить более тяжёлые банки.
— Святая корова! Вы, ребята… — Фрэнк выдохнул, вручая банку Джерарду.
— Разве он не прелестен? — сказал Джеймс, подмигивая Джерарду.
— Будто магазин продуктов для гигантов! — Фрэнк восторженно прыгал вокруг покупок.
Джерард прыснул, чуть не роняя одну из банок себе на ногу.
— Иди, возьми свою шоколадку. Мы подождём тебя снаружи, — с этими словами Джерард положил руки на плечи Фрэнка и развернул его в сторону полок с конфетами и шоколадом. Он легко подтолкнул Фрэнка, ощущая тепло, исходящее от него сквозь футболку.
*
В этот день им ещё пришлось поперетаскивать вещи из машины Брайана. Восторг Фрэнка постепенно исчезал, пока он не положил сумки со своим шоколадом на заднее сиденье.
— Почему всё так тяжело? — спросил Фрэнк, присаживаясь в недавно разобранной походной кухне и распаковывая одну из шоколадок. Он положил кусочек в рот, и привычное выражение наслаждения вернулось к нему. Он издал ослабевший стон, пока жевал сладость.
— Ты хорошо поработал сегодня, — сказал Джерард, присаживаясь рядом. Он намеревался взять кусочек шоколадки, но Фрэнк быстро схватил плитку и положил её к себе на ногу. Ребёнок прятал свой шоколад, будто он был сделан из чистого золота.
— О, да. Я заслужил отдых, — сказал Фрэнк, засовывая шоколад в рот, рассасывая его с непристойными звуками.
— Сегодня у нас вечеринка, — сказал ему Джерард. Он пялился на губы Фрэнка. Сейчас они были коричневыми от шоколада и блестели.
— Вот, о чём я и говорю, — сказал Фрэнк, медленно облизывая губы, не пропуская ни единого сантиметра, проводя языком.
— Завтра день рождения Майки, — объяснил Джерард, прежде чем облизать собственные губы. Они внезапно показались ему излишне пересохшими.
Язык Фрэнка переместился с губ на пальцы. Он облизывал их до чистоты чуть дольше, чем следовало, и при этом смотрел на Джерарда.
— И что за вечеринка сегодня? Что-то вроде вечеринки-сюрприза? — спросил он, открывая следующую плитку.
— Там всё сложно. Майки был рождён в полночь, поэтому мы… — начал Джерард.
— Это не сложно — это классно! — перебил его Фрэнк, откусывая шоколадку и с наслаждением прикрывая глаза.
В полночь Джерард вручил брату плохо упакованный подарок. Ни то что бы они не могли позволить себе подарочную упаковку, просто это было излишним.
Майки выглядел очень счастливым, когда Джерард вручил ему то, что он действительно хотел. Старший брат всегда знал, чего хотел младший. Он слишком хорошо знал Майки, а в этом году угодить ему не составляло труда. Майки достаточно ясно донёс до брата, что хотел получить карты Таро, так что Джерард лишь купил маленькую книжонку с объяснениями главных карт.
— Спасибо тебе, Джи, — сказал Майки, крепко обнимая родного брата.
— Не за что.
Фрэнк наблюдал за ними и улыбался, держа плохо завёрнутую плитку перед собой.
Джерард был удивлён, когда Фрэнк протянул Майки свою шоколадку. Он же ставил шоколад во главу угла. Майки тепло обнял Фрэнка, проведя рукой по спине мальчишки.
— Спасибо, чувак.
— Лучше ешь её медленно. Это была моя последняя, — сказал Фрэнк, отстраняясь от Майки и возвращаясь к Джерарду.
*
Фрэнк решил, что он хочет быть выше остальных, пока другие ребята дарили Майки подарки. Он хотел увидеть Цирк под другим углом, получше всё рассмотреть. Джерард разрешил ему залезть на крышу своего трейлера, а затем попытался полезть за ним, знатно упав при этом. Фрэнк, хихикая, протянул ему руку, помогая взобраться наверх.
— Почему карты Таро? Твой брат, что, псих какой-то? — спросил Фрэнк, когда они оба сидели на крыше трейлера.
Джерард всё ещё пытался выровнять дыхание. Он не привык к лазанью на что бы то ни было.
— Нет. Карты принадлежали нашей бабушке. Майки их хотел, — сказал Джерард, потирая руки вместе. Холодный воздух пронизывал Джерарда до костей. Он покрылся мурашками, а затем вспомнил, что одна из его курток висела прямо под ним, на двери.
— Она умерла? — спросил Фрэнк, болтая ногами в воздухе.
Джерард наклонился, чтобы взять свою куртку, и сел обратно рядом с Фрэнком.
— Да, — ответ последовал через несколько секунд, Джерард накинул куртку на плечи.
— Ты в порядке? — спросил Фрэнк, потирая ладонями свои рваные джинсы. Вдоль позвонка Джерарда бежали мурашки от взгляда на оголённые колени Фрэнка.
— Со временем успокоюсь.
— Извини, чувак. Я не знал, — сказал Фрэнк добрым, но серьёзным голосом.
— Всё в порядке.
— Она, наверно, была милой? — спросил Фрэнк, вытягивая нитки, выбившиеся из дыр его разорванных джинс.
— Она была самой лучшей.
Джерард не мог точно сказать, прошёл ли час или всего лишь десять минут. Фрэнк что-то напевал, настукивая ритм подошвой своих ботинок. Джерард издалека наблюдал за празднеством, периодически улавливая звуки смеха и музыки. Он хотел рассказать побольше о Елене, но не знал, с чего начать.
— Она была хиромантом, — сказал он через несколько минут, разрушая нависшую тишину.
— Я не верю в эту херню, — сказал Фрэнк, прижимая колени к груди и поворачиваясь лицом к Джерарду.
— Я могу прочитать что-нибудь по твоей ладони, если хочешь. Она научила меня, — сказал Джерард, указывая на гладкие руки Фрэнка.
Фрэнк протянул руку, подставляя ладонь. Джерард взял руку мальчишки, медленно пробегая пальцами по холодной коже.
— Кое-кто уже читал по моей руке не так давно. Пока что не сбылось ничего из того, что она предсказывала, — сказал Фрэнк, пытаясь убрать руку от Джерарда.
Джерард же крепко держал её. Он пододвинул ноги, уложив их на крышу вокруг бёдер Фрэнка.
— Ты должен быть терпеливым. Это твои линии жизни, — объяснил Джерард, пробегая кончиками пальцев по каждой линии, аккуратно вырисовывая будущее Фрэнка на его же ладони. Руки парня были такими же мягкими, как они и выглядели.
— Покажи себя, — сказал Фрэнк, усаживаясь между ног Джерарда.
— Что ж, хм,, у тебя будут препятствия на жизненном пути, но ты проживёшь счастливую жизнь, — произнёс Джерард, медленно проводя пальцами по ладони, останавливаясь на каждой линии, возвращаясь и снова потирая его указательный палец.
— Ага, верно, — пробормотал Фрэнк и закусил нижнюю губу.
— В твоей жизни будет лишь одна настоящая любовь. И она будет долгой. Я так думаю. Я не слишком хорошо в этом разбираюсь, извини, — сказал Джерард, отстраняясь от руки Фрэнка.
Парень не сразу убрал руку, будто желая, чтобы Джерард продолжал прикасаться к нему. Джерард только тогда увидел, что Фрэнк даже прикрыл глаза.
— Это странно, потому что женщина говорила мне то же самое, — сказал Фрэнк, медленно открывая глаза и убирая руку.
— То, что она не слишком хороша в этом? — игриво спросил Джерард.
— Нет, идиот. О том, что я проживу счастливую жизнь и что мне остаётся лишь встретить того единственного человека, — сказал Фрэнк, лягая Джерарда опасно близко к промежности и сжимая руки в кулаки.
Джерард попятился на несколько шагов и сел, скрестив ноги. Фрэнк выглядел скептически настроенным с намёком грусти в его ореховых глазах, которые выглядели почти что зелёными под ярким светом луны.
— Может, ты уже нашёл его? — спросил Джерард, убирая волосы с глаз Фрэнка.
— А Джамия не замужем? — спросил Фрэнк. Несколько секунд он выглядел абсолютно серьёзным, а затем по-детски хихикнул.
— Конечно. Можешь уже заткнуться про неё? — раздражённо сказал Джерард. Затем он взглянул на руку Фрэнка, расправил его сомкнутые пальцы и положил на свою ногу.
— Мне нравятся твои пальцы.
Джерард ожидал, что Фрэнк отдёрнет руку или, может, ударит его. Но он лишь вновь закрыл глаза. Он запрокинул голову, а его губы сжались в тонкую розовую линию.
Фрэнк выглядел невообразимо красиво. Чем дольше Джерард прикасался к его руке, тем сильнее ощущал странноватый трепет в глубине живота.
— Твои руки и правда мягкие. Я усну прямо сейчас, — сказал Фрэнк почти шёпотом. Его блаженное выражение лица было таким же, как и то, что появлялось, когда он ел. И впервые Джерард был этому причиной.
— Это небезопасно. Ну, знаешь, находиться так высоко над землёй, — сказал Джерард, держа в своих руках маленькую ладошку Фрэнка. Он погладил тыльную сторону его руки, медленно поднимаясь вверх по предплечью намного более холодными пальцами, нежели те, что он трогал. Фрэнк излучал тепло. Это тепло принуждало Джерарда хотеть придвинуться к нему ещё ближе. Он хотел сидеть куда ближе. Может, он смог бы украсть себе частичку его тепла.
Тело Джерарда изнывало, страстно желая прикосновений. Он дрожал с ног до головы. Единственной частью тела, что хорошо себя чувствовала, были руки, будто они больше и не были связаны с остальным телом. Это было самое странное ощущение за всю его жизнь.
— Эй, ребят!
Фрэнк вздрогнул, вновь отдёргивая руку. Джерард взглянул вниз, чтобы посмотреть, кто же прервал их мини-сеанс хиромантии.
Рэй и Боб стояли напротив трейлера Джерарда, они пристально пялились на двоих парней на крыше. Выглядело всё это крайне неловко.
Фрэнк переполз, снова пододвигаясь к краю трейлера; его ноги болтались, стукаясь одна о другую.
Джерард откашлялся, чувствуя себя немного неудобно. Но они ведь не делали ничего неправильного. Он всего лишь гадал Фрэнку по руке. Не существовало никаких прописных правил насчёт лимита прикосновений к чужой ладони. Или руке. Ему нечего было стыдиться.
— Твой брат решился на это! — наконец произнёс Рэй, нарушая неловкую тишину.
— Что? — спросил Джерард, вначале не улавливая смысла слов. Может, его мозг больше не воспринимал информацию? Он ничего не мог воспроизвести. Это всё из-за Фрэнка.
— Алисия! Он решился! — сказал Рэй громким и взволнованным голосом.
Всё же после всего он понял, что с его мозгом всё в порядке. Джерард тут же подскочил.
— Чёрт, я должен это увидеть, — сказал он, осторожно слезая с крыши фургона.
Когда он повернулся, чтобы узнать, сидел ли Фрэнк на трейлере до сих пор, то понял, что парнишка был уже позади него.
— Ага. Я тоже, — сказал Фрэнк, скромно улыбнувшись Джерарду.
*
Всё закончилось тем, что Майки был слишком пьян, чтобы сделать шаг по отношению к Алисии. Он пытался впечатлить её, жонглируя подарками на его день рождения, но жалко при этом провалился. Алисия не выглядела слишком впечатлённой, но, тем не менее, пожалела его: обвив его за плечо одной рукой, она повела Майки к его трейлеру.
— Твой брат — первоклассный Казанова, — сказал Рэй, расстроенно качая головой.
Вечеринка сошла на нет через несколько минут после. У неё была тихая смерть: все слишком устали, чтобы прибираться, и они предпочли пойти спать, нежели работать сверхурочно.
Джерард уже спал, когда сквозь сон услышал громкий скрип открывающейся двери. Он разлепил глаза, неуверенный, снилось ли ему это, или кто-то и вправду зашёл в его трейлер посреди ночи.
Фрэнк, выпрямившись, стоял у кровати Джерарда. Тот не мог разглядеть его лица в темноте. Он заскулил, тщетно пытаясь сконцентрироваться на том факте, что Фрэнк стоял так близко к нему, что он мог дотронуться до него.
— Майки плохо, — сказал Фрэнк по прошествии нескольких секунд. Возможно, он хотел убедиться, проснулся ли Джерард и слушал ли его.
— И? — пробубнил Джерард. Ничего не имело значения. Он хотел спать. Ему было похер на Майки и на Фрэнка. Всё, о чём он беспокоился, — это его сон.
— Я не хочу заразиться чем бы то ни было, — сказал Фрэнк, склоняясь над кровать. Его лицо находилось в паре дюймов от Джерарда, — Мне не сильно везёт, когда дело касается здоровья.
— Он пьян, а не заразен, — сказал Джерард, поворачиваясь на другой бок, спиной к Фрэнку.
— Пожалуйста, — прошептал Фрэнк одними губами.
— У меня нет свободной кровати, — ответил Джерард, начиная злиться.
— Мы можем, вроде как, поспать на одной? — предложил Фрэнк, тыкая Джерарда в бок сквозь простыни.
— Но только на одну ночь.
Джерард не мог сопротивляться. Он слишком устал, и у него не было никакой настойчивости.
— Да, без проблем. Конечно, — сказал Фрэнк.
Затем Джерард услышал звук трения ткани с кожей и щелчок расстёгивающегося ремня.
Одеяло сместилось, позволяя холодному воздуху пронять Джерарда до костей.
— Пододвинься, — сказал Фрэнк, забираясь на кровать и плотно прижимаясь бёдрами к спине Джерарда.
— Мне и правда нравятся твои боксёры, чувак. У тебя вся коллекция? — сказал Фрэнк через несколько минут, опаляя дыханием шею Джерарда. Оно было тёплым и пахло шоколадом. Джерард подумал о том, не соврал ли Фрэнк, отдавая Майки плитку шоколада, что она последняя. Может, где-нибудь в трейлере Майки у него была целая заначка. Это было единственным логичным объяснением того, что от Фрэнка так сладко пахло.
Фрэнк держал руки при себе, он не пытался делать ничего непотребного наподобие объятий или ещё чего. Он лежал на своей стороне кровати, но Джерард до сих пор ощущал дыхание у себя на шее. Было невероятно хорошо и умиротворённо.
Фрэнк повернулся, ударяясь голенью о бёдра Джерарда. Он лёг на другой бок, и кровать прогнулась под весом двух тел.
Снова раздался звук. Джерард знал, что Фрэнк так просто не даст ему снова уснуть: он цокал языком. Он мог повернуться и успокоить его, но это означало неминуемое столкновение лицом к лицу с Фрэнком. Джерарду придётся взглянуть на него, и их губы тогда будут слишком близко. Этого не могло случиться. Это было бы неправильно. Лишь только мысль об этом заставила Джерарда почувствовать себя неловко.
— Спи, — наконец сказал Джерард, закусывая губу и насильно закрывая глаза.
— А, ну да, — сказал Фрэнк, устраиваясь поудобнее на кровати.
— Спокойной ночи, Фрэнк, — сказал Джерард, внезапно почувствовав близость полуголого тела. Фрэнк спал в нижнем белье так же, как и Джерард. Они наверняка сталкивались телами во сне. Джерард не хотел даже думать об этом.
— Спокойной, Джи, — прошептал Фрэнк, и его голос, словно колыбельная, унёс их в мир снов.
*
Майки не врал насчёт того, что Фрэнк разговаривал во сне. Джерард, конечно, думал, что такое может случиться, но определённо не ожидал такого напора. Это даже не было речью, больше походило на неразборчивый поток бессвязных слов. Джерард пытался разобрать то, что он говорил, но это было невозможно. Он поражался способности Майки блокировать все звуки извне, пока он спал.
Но что больше всего беспокоило Джерарда по этому поводу, так это выражение лица Фрэнка: он выглядел незащищённым, будто нуждался в чём-то, временами паниковал. Его губы двигались, брови поднимались и опускались, дыхание было сбивчивое. Может, его посещали ночные кошмары. Может, обязанностью Джерарда в этот момент было разбудить и успокоить мальчишку.
Возможно, было бы вообще странно прикасаться к нему. Возможно, было бы лучше оставить его и позволить спать дальше. Джерард попытался уснуть. Он положил подушку поверх головы, чтобы не слышать завываний и бубнения Фрэнка. Он попытался, но не смог, поэтому подложил руки под голову, уставившись на Фрэнка, казалось, на несколько часов.
Он хотел защитить его. Он хотел помочь ему. Не было ни одной такой вещи, которую Джерард бы не сделал, чтобы Фрэнку стало лучше. Может, он слишком привязался к пареньку. Он сам до сих пор не мог поверить, что так увлёкся им. Джерард, который всегда был осторожен с людьми, он всегда избегал слишком близкого общения с ними. Он не мог поверить, что Фрэнк сломил этот барьер. Внезапно он почувствовал себя таким обнажённым и незащищённым.
Ранние утренние лучи солнца пробивались сквозь окно. Свет был едва ли виден через толстые малиновые занавески. Когда Фрэнк закончил говорить, была уже поздняя ночь. После этого, Джерард ещё некоторое время лежал без сна; его дыхание постепенно замедлялось. Джерард был вымотан. Он едва ли мог находиться с открытыми глазами. Он наблюдал за тем, ка вздымалась грудь Фрэнка, и пялился на его татуировку. Затем он заметил, что у Фрэнка было ещё одно тату. Оно скрывалось за его волосами, на шее. Это был маленький скорпион. Эта татуировка была похожа на тюремную, которые били английской булавкой. Она походила на те, что украшали предплечье Джеймса.
Джерард подавил сильное желание дотронуться до пламени на груди Фрэнка, но всё же положил руку на шею Фрэнка, отодвигая волосы и заводя их за ухо. Он пробежался кончиками розовых пальцев по контуру обнаруженной татуировки. Он изучал детали, пока его рука задевала тёплую молочную кожу Фрэнка.
Он не помнил, в какой момент уснул с рукой, оставленной у Фрэнка на шее, до того момента, как голос Фрэнка ни позвал его. Когда он разлепил глаза, голова Фрэнка бла повернута в его сторону. Его глаза были тёмно-зелёного цвета, и он выглядел так, будто уже давно проснулся.
— Что ты делаешь? — спросил Фрэнк, отодвигая руку Джерарда от своей шеи.
Джерард почувствовал, как его щёки залились румянцем. Он убрал руку и засунул её под подушку.
— Извини. Я не имел в виду, — сказал он, ложась на спину.
— Ага. Ты храпишь, — сказал Фрэнк, сбрасывая с себя одеяло, оголяя их голые тела в одних лишь боксёрах.
— Но я же не храплю! — запротестовал Джерард, садясь и натягивая одеяло обратно на свои колени. Внезапно он почувствовал себя полностью уверенным насчёт своего тела. Он не был таким худым, как Фрэнк, да и не таким бледным. Возможно, это всё из-за недостатка солнца.
Фрэнк, кажется, даже не думал замечать или реагировать. Он встал и сквозь боксёры почесал попу, а затем подошёл к столу Джерарда, просматривая его коллекцию комиксов Бэтмена.
— Могу я взять этот? — спросил он, держа стопку, которая лежала поверх остальных.
— Ага. Только когда признаешь, что я не храплю, — сказал Джерард, садясь на постель и спуская ноги на холодный пол.
— Что угодно, но нет, — сказал Фрэнк, кладя комиксы обратно на место, где он их взял, и беря свои джинсы и майку.
— Ты знаешь, что разговариваешь во сне? — спросил Джерард, пока Фрэнк надевал штаны.
— Ну, слышал об этом, — начал он, садясь обратно на кровать и натягивая майку, — Я сказал что-то странное? — спросил он, поднимаясь и беря в руки один из комиксов, а затем сел рядом с Джерардом. Он скрестил ноги, его голые ступни упирались в бёдра Джерарда.
— Не совсем. Большую часть времени ты бормотал что-то неясное, — ответил Джерард, его желудок взвыл. Ему нужно было кофе, литры кофе. Он плохо спал и скорее всего будет злиться на всё и вся, если в его желудок не попадёт кофе, и, чем раньше, тем лучше.
— Извини. Я тебя поднял? — спросил Фрэнк, поднимая глаза и отрываясь от комикса, который он читал.
— Всё в порядке, я выспался, — сказал Джерард. Он не хотел, чтобы Фрэнк чувствовал себя виноватым. Джерард мог бы выспаться лучше, если бы не пялился на Фрэнка несколько часов.
— Ага, а перед этим решил покуситься на растление малолетнего, пока этот самый малолетний спал, — сказал Фрэнк. Джерард не мог понять, шутил ли Фрэнк, издеваясь над ним, или был серьёзен как никогда. В любом случае, Джерард не мог пропустить эти слова мимо ушей.
— Я не покушался на тебя, — сказал Джерард, выходя из себя, — Убирайся из моего трейлера немедленно. Клянусь, Майки уже поправился. Иди и будь мудаком там.
Фрэнк выглядел ошарашенным от такого жестокого всплеска эмоций. Может, он не ожидал, что Джерард оскорбит его. Может, рассчитывал на то, что Джерард позволит остаться, почитать его комиксы и вести себя, как мудак, сколько душе угодно. Может, он думал, что Джерард разрешит ему делать всё, как он захочет, потому что он был таким, чёрт возьми, соблазнительным.
— Я не мудак, а вот ты — чёртов извращенец, — сказал Фрэнк, поднимаясь и на пути толкая дверь ногой. Он метнул последний взгляд на Джерарда; ореховые глаза Фрэнка были переполнены злостью.
— Даже не думай, что сможешь прийти ночью и снова лечь со мной спать, — крикнул Джерард оттуда, где сидел.
Он не ожидал, что в этот момент голова Рэя внезапно материализуется в дверном проёме.
— Вы, ребята, спали вместе? — улыбнулся Рэй, а на его лице начала расползаться дьявольская улыбка, — Я знал, — сказал он, поворачиваясь и говоря что-то кому-то, кого не было видно за дверью. Но он был почти что уверен, что там был Боб.
— Что? — спросил Джерард в попытке узнать, что же всё-таки происходило.
— То, как вы смотрите друг на друга. Это был лишь вопрос времени, — сказал Рэй, покачивая головой, будто это была самая очевидная вещь, что когда-либо случалась. Ну, не считая того, что она не случилась. Ничего не было. Это была просто ночёвка, не более.
— Он просто спал у меня. Майки, очевидно, было плохо, — объяснил Джерард, ища правдоподобное оправдание.
— Ага, конечно, — это определённо был голос Боба. Он стоял позади Рэя, возможно, планируя следующую выходку.
Джерард встал и поставил комиксы на специально предназначенную для этого полку. Он уже не хотел ничего одалживать Фрэнку. Мальчишка был слишком невыносим.
— Мудак, — бросил Джерард, проталкиваясь сквозь собравшихся и направляясь к походной кухне.
Похоже, этот день обещал быть ужасным, и кофе было не в состоянии спасти его.
*
Оказалось, что Майки было плохо не только из-за того, что он напился. На следующее утро его самое крупное в жизни похмелье стало ещё хуже, потому что, скорее всего, он заболел. Он обчихал всю тарелку с овсянкой, прежде чем ретироваться в свой трейлер.
— Дайте мне спокойной умереть, ребята, — сказал он, закрывая дверь.
Майки не всегда был таким пессимистом, когда болел. Обычно он был очень тихим и вообще никому не показывал, что с ним что-то не так. Он просто чихал и говорил всем вокруг, что с ним всё в порядке, пока Джерарду ни приходилось тащить его задницу в кровать. В этот же раз всё звучало так, будто он умирал от чумы.
Единственным объяснением ситуации для Джерарда было то, что Майки пытался завлечь Алисию в свои няньки. Когда в обед он не мог прекратить кашлять, Алисия выглядела настолько обеспокоенной, что подошла и спросила, всё ли с ним в порядке.
— Всё будет хорошо. Ничего серьёзного, — ответил он.
— Ты уверен в этом. Ты не очень хорошо выглядишь, тебе нужно вернуться в постель, — сказала Алисия, кладя руку на спину Майки и потирая её круговыми движениями, пока он заходился в приступе кашля.
Это был самый длинный разговор из всех, что были между ними. Она была участливой и отзывчивой, она отвела его обратно к трейлеру и пообещала, что скоро вернётся с тарелкой горячего супа и одним дополнительным пледом.
Рэй и Боб в этот день раздавали флаеры и вешали афиши. На новых афишах было имя Фрэнка. Он был новым хозяином положения. Брайан всё время искал именно его. Он восхвалял мальчишку, будто тот был Иисусом Христом, сошедшим с небес.
Джерард решил, что уже не был зол на Фрэнка, когда тот заявился на пороге его трейлера, весь в поту и пахнущий, будто только что обвалялся в слоновьих испражнениях.
— Могу я переночевать у тебя? — спросил он с робкой улыбкой.
— Я думал, ты не выносишь мой храп и тот факт, что я — извращенец, — сказал Джерард; его эго всё ещё не успокоилось.
— Я всегда могу дать тебе в морду, если ты попытаешься дотронуться до моего члена, пока я буду спать, — сказал Фрэнк, всё ещё улыбаясь.
— Договорились. Тогда я вмажу тебе, если ты будешь мешать мне спать своим бормотанием во сне, — Джерард ударил его тем же оружием. Улыбка сползла с лица Фрэнка.
— Эй! Я же не нарочно это делаю.
Затем Фрэнк снова ушёл. Джерард решил, что будет лучше найти ещё какое-то место для Фрэнка. Единственным возможным кандидатом, помимо Майки, был Рэй. Фрэнк не мог спать в трейлере Джерарда: это было не самое удобное место, но хотя бы он не будет поднимать никого посреди ночи, и у него будет место перекантоваться, пока Майки не поправится.
Джерард не удивился, когда Фрэнк зашёл в его трейлер, когда все в лагере уже спали.
— Рэй просто выкинул меня, — объяснил Фрэнк, волоча ногами по полу.
— Что ты сделал? — спросил Джерард, убирая одеяло, чтобы Фрэнк мог залезть в кровать.
Фрэнк снял майку, отбросил ботинки и носки и стянул штаны. Всё это он оставил на полу.
— Ничего. Я просто хотел стянуть пиво из его запасов.
Фрэнк запрыгнул на кровать; пружины скрипели, пока он, наконец, не лёг.
— Я попытаюсь подыскать ещё варианты, но завтра, — сказал Джерард, снова натягивая одеяло так, чтобы оно полностью укрывало обоих.
Может, Джерарду бы следовало носить пижаму. Он ведь знал, что Фрэнк может прийти снова. Было бы лучше, если между ними находились слои одежды. Было бы, ну, очень кстати.
— Да всё в порядке. Мне здесь нравится, — сказал Фрэнк, прижимаясь ногой к бёдрам Джерарда. Он устроился рядом, потирая ногу о его бедро.
— Правда? — спросил Джерард, оказываясь лицом к лицу с Фрэнком. Он мог чувствовать тепло, исходящее от его груди. Если бы только он мог протянуть руку и дотронуться до него.
— Ага, будто спишь в пещере летучих мышей, но воняет сильнее, — Фрэнк хихикнул.
— Спасибо. Я ценю это, — сказал Джерард, закрывая глаза.
— Я знал, что ты оценишь, придурок, — сказал Фрэнк, переворачиваясь на спину, — Ты не против, если я буду спать голым? — спросил он через несколько секунд.
— Что? — спросил Джерард, открыв глаза и уставившись на Фрэнка. Парнишка ухмылялся.
— Расслабься, чёрт дери. Я пошутил. Я не дам так просто добраться тебе до моего члена, чёртов извращенец.
Джерард думал, что вот-вот провалится в сон, но после всего сказанного ему уже так не казалось. Казалось, Фрэнк хотел помучить его ещё, заставляя яростно желать прикосновения к нему. Джерард и вправду хотел дотронуться до него. Это будет жестокая ночь. Он уже мог почувствовать разрывающую голову боль, которую он будет испытывать по утру из-за недостатка сна. Это не могло продолжаться.
— Спокойной ночи, Фрэнки, — сказал он, поворачиваясь лицом к стене, стараясь не слышать смешков Фрэнка.
— Спокойной, Джи, — сказал Фрэнк, практически сразу проваливаясь в сон.
*
Они не могли болтать больше двух часов, но у Джерарда не было шанса дотянуться до будильника: он лежал на полу, и ему бы пришлось перелезать через Фрэнка, что было вообще не вариантом, когда тот начал кричать во сне. Это не был невнятный крик из-за ночного кошмара, это был отчаянный крик «Убивают!».
Но был не только крик. За ним последовало беспорядочное разбрасывание рук по сторонам кровать, будто он отбивался от невидимого монстра.
Джерарду нужно было сделать что-нибудь. На это было больно смотреть, и Фрэнк, к тому же, мог поднять весь лагерь своими криками и мольбой о помощи. Он мог пораниться или запросто получить инфаркт миокарда. Люди могли испугаться до смерти. Джерарду подумалось, что он уже где-то читал документацию подобного рода или видел что-то такое по телевизору.
— Фрэнк, — прошептал Джерард, легонько тряся его.
Неожиданно ребёнок резко протянул руки, ударив локтём Джерарда по лицу. Боль была сильная: вспышка света, и глаза уже наполнились слезами.
— Что за херня? — прохрипел он сквозь стиснутые зубы.
Джерард коснулся носа, тяжело всхлипывая. Нет-нет, только не это. Ему больше всего сейчас не нужна кровь из носа, желание прикоснуться к Фрэнку, недосып и крик. Проще говоря, сейчас подходила к концу худшая его ночь.
— Фрэнк! — сказа Джерард, тряся Фрэнка за плечо, а затем пиная его, пытаясь разбудить.
Глаза Фрэнка распахнулись, и он вздохнул, будто рыба, вынырнувшая из воды. Его лицо было всё в холодном поту, и он выглядел сильно перепуганным. Когда он, наконец, повернулся, чтобы взглянуть на Джерарда, на его мертвенно-бледном лице появилось выражение полнейшей паники.
— О, блять. Извини, Джи. Я ударил тебя? — спросил Фрэнк; его глаза широко распахнуты. Он накрыл своей рукой руку Джерарда.
— У меня из носа кровь идёт. Думаю, да, — сказал Джерард, всхлипывая ещё сильнее.
— Нет, просто дай мне взглянуть, — сказал Фрэнк, хватая руку Джерарда и отодвигая её. Он наклонил его голову, держа за подбородок. Затем он близко наклонился, чтобы осмотреть боевое ранение. Он положил руку на нос, надавливая на перегородку местом между костяшками.
— Ау, — взвизгнул Джерард, убирая руку Фрэнка и поворачиваясь спиной. Боль постепенно уходила. Джерард смахнул слезу уголком простыни.
— Никакой крови. Он не выглядит сломанным. Чувак, но я правда извиняюсь.
— Всё в порядке. Тебе снился ночной кошмар? — спросил Джерард, прижимая руку к носу. Он до сих пор побаливал, но, так как крови не было, и нос не был сломан, не было повода ныть.
— Я говорил что-нибудь странное? — спросил Фрэнк, передвигая ноги под одеялом. Его колени тёрлись о бёдра Джерарда, кожа была холодной, но гладкой.
— Нет. Ты просто ударил меня. До этого — да, была куча бубнения, — сказал Джерард, не в состоянии контролировать тон своего же голоса. И он звучал так, будто он был зол на Фрэнка.
Фрэнк выглядел слегка обиженным. Он повернулся к Джерарду спиной, демонтрируя свою шею.
— Завтра я не буду стоять у тебя на пути. Может, посплю под трейлером Майки или ещё где.
— Ты не обязан, — Джерард хотел обнять его. Он не хотел заставлять чувствовать Фрэнка ещё хуже, нежели он, возможно, уже ощущал.
— Ага, так и сделаю. Заставлю тебя чувствовать себя дерьмом. Ты не выспался, и всю картину венчает то, что я зарядил тебе в лицо. Я — худший сосед.
Фрэнк был первым человеком, с которым он спал в одной кровати. Что ж, технически он ранее разделял ложе и с Майки. Но они были братьями и были одеты и не спали так близко друг к другу, как с Фрэнком, что он мог услышать его сердцебиение. Он мог почувствовать запах его кожи и волос. Всё взывало к нему. Он желал прикоснуться к нему.
Фрэнк молчал. Он до сих пор дрожал. Джерард убедился, что каждый кусочек его кожи был укрыт тёплым одеялом, которое они разделяли этой ночью.
— Расскажи о своём кошмаре, — попросил Джерард после нескольких минут тяжёлого дыхания около плеча Фрэнка.
— Ты теперь психотерапевт? — спросил он холодным голосом.
— Ты выглядел действительно напуганным. Я просто подумал, что, если бы ты выговорился, тебе стало бы легче, — сказал Джерард, грудью прижимаясь к спине Фрэнка. Он делился с ним своим теплом. Он хотел почувствовать себя защищённым и согретым, когда был с ним.
— Скорее нет, если ты не против.
Джерард не хотел заставлять его. Для всего было время, и, наверно, он ещё не был к этому готов. Он мог подождать.
— Хорошо. В таком случае спокойной ночи.
Фрэнк перевернулся на спину, а затем на бок, снова поворачиваясь лицом к Джерарду. Он заложил руки за голову, используя их, как подушку.
— Но мы можем поговорить о чём-нибудь другом.
Джерард едва ли мог дышать. Фрэнк был так близко. Он мог подвинуться на пару дюймов вперёд и обнять его, но что-то удерживало его.
— Да? — спросил он со вздохом.
— Ну, ты и Джамия. Вы когда-нибудь… Были вместе?
С той же силой, с которой он любил Джамию, Джерард начинал ненавидеть, как звучало её имя, когда Фрэнк произносил его. Он хотел услышать, как Фрэнк говорил его имя.
— Нет, — ответил Джерард, не желая распаляться по этому поводу. В любом случае, говорить было больше нечего.
— Ладно.
— Что ты ещё хотел бы узнать? — спросил Джерард, задевая локоном волос лицо Фрэнка. Он завёл их за ухо так же, как прошлой ночью. Только в этот раз Фрэнк не спал и смотрел на него. Но всё же это не ощущалось, словно что-то непотребное. Сейчас они были почти голые и едва ли не сидели друг на друге.
Фрэнк не выглядел так, будто ему было противны прикосновения пальцев Джерарда на лице. Он позволил Джерарду дотронуться до него.
— Где твои родители? — спросил Фрэнк, до сих пор дрожа на своей половине кровати.
— Они оставили нас, когда мне было тринадцать, а Майки десять.
Фрэнк немного передвинулся. Он приблизился к Джерарду, упираясь в его грудь своей. Он был таким мягким. Джерард хотел прижаться к нему ещё сильнее, но не мог и пошевелиться: они были максимально близко. Он могу ощущать, как сердце Фрэнка бьётся в его грудной клетке. Пульс был учащён.
— Мой отец ушёл, когда мне было семь.
— Оу, что случилось?
Джерард снова приблизился к лицу Фрэнка, медленно поправляя выбившиеся локоны.
— У него была другая женщина. Шлюха. Мать не могла этого вынести, поэтому через пару лет тоже ушла. В любом случае, она была сумасшедшей.
— У тебя был опекун?
— Не совсем. Социальная служба забрала меня, когда мне исполнилось девять. Они определили меня в детский дом. Это было страшно.
— Извини, Фрэнк.
Джерард не мог в это поверить. Тогда не было ничего удивительного в том, как Фрэнк себя вёл. У него никого не было. Это не было похоже на то, что пережили они с Майки. Когда родители бросили их, у них всё ещё оставалась большая семья, и у них была Елена. И, что главное, — они были друг у друга. Фрэнк же был совершенно одинок.
— Это не твоя вина. Если только ты не тот, кто превратил моих родителей в двух придурков. Тогда мне бы пришлось надрать тебе задницу, — улыбаясь, произнёс Фрэнк.
— О нас заботилась наша бабушка, — сказал Джерард, подкладывая руки под голову.
Ему было необходимо остановиться прикасаться к Фрэнку, будто тот принадлежал ему. Скорее всего, Фрэнку не было нужно это сейчас.
— Вот почему ты так любил её. Я всё понял, — сказал Фрэнк, убирая одну руку из-под головы и прикасаясь к лицу Джерарда. Пальцы Фрэнка были ещё более гладкими, прикасаясь к его щеке.
— Видишь это? — Джерард указал на картины, выстроенные в ряд на столе. Фрэнк повернулся и посмотрел на них. Даже несмотря на то, что было темно, он мог различить линии руки и цвет кожи, — Она — одна из тех, кто рисовал это.
— Серьёзно? — Фрэнк обернулся и снова столкнулся лицом к лицу Джерарда. Его губы выглядели влажными, и Джерард очень хотел поцеловать его. Он задействовал все свои силы, чтобы сопротивляться своим желаниям.
— Ага. Я думаю, они хороши.
Фрэнк снова начал перебирать волосы Джерарда, а затем нахмурился.
— Её звали Елена, верно?
— Да.
— Тебе сказал Майки? — спросил Джерард, его дыхание становилось всё более прерывистым.
Джерард ощущал себя превосходно, когда Фрэнк пробежался пальцами вокруг его бровей. Джерард никогда бы ни подумал, что кожа вокруг бровей у него была эрогенной зоной.
— Она жила в том доме, где я впервые увидел тебя?
Сердце Джерарда билось всё чаще и чаще. Фрэнк мог даже почувствовать это, потому что они лежали так близко друг к другу. Может, ему необходимо отстраниться и оставить немного места между ними, пока его грудь не взорвалась.
— Ты знал её? — спросил Джерард, слегка отодвигаясь назад.
Фрэнк повернулся и указал на картины. Он тыкал на ту, где была изображена рука. Ладонь.
— Это моя рука.
Конечно, как же он раньше не замечал? Там были его линии жизни. Там была его кожа и идеально прорисованные гладкие пальцы.
— Как вы познакомились? — спросил Джерард. Он не мог поверить в то, что Фрэнк знал Елену. Он был одержим его руками и шеей ещё до того, как увидел его лицо.
— Что ж, я, вроде как, попытался её ограбить. Однажды я залез через окно, и там лежала престарелая женщина на кровати и рисовала какую-то херню. Это было ёбаное яблоко, — Фрэнк хихикнул, погружаясь в воспоминания, — В любом случае, она устрашающе пялилась на меня, и я шарахнулся. Я уже было пошёл обратно к окну, когда она бросила в меня яблоко и сказала съесть что-нибудь, потому что я якобы выглядел, как скелет.
Это было так похоже на Елену. Она всегда говорила Майки, что тот был спичкой и что он должен есть побольше, если не хотел переломиться, когда она обнимала его.
— Ну, и пока я жевал это чёртово яблоко, она нарисовала меня. Она никогда не разрешала взглянуть на её работы, а я даже и не думал спрашивать.
Джерард облокотился на грудь Фрэнка. Глаза Фрэнка сверкали. Он рассказывал это так, будто воспоминания были такими свежими в его памяти. Это было предельно ясно.
— А потом я стал приходить, каждый день, позволяя ей рисовать себя. Когда я приходил, она уже успевала приготовить поесть и давала мне денег. Не много, но это всегда несказанно радовало. Она говорила, что я прожигаю свой талант в никуда, и ты сказал мне абсолютно то же самое в день нашей встречи.
Фрэнк до сих пор дрожал.
— Однажды я запрыгнул в комнату, и там пахло действительно странно. Странее, нежели обычно, потому что там всегда был этот запах краски.
— Ты нашёл её?
— Да. Она уже была холодная. Я не знал, что делать, поэтому убежал оттуда.
Мысли о том, как Елена, холодная и неподвижная, лежит на своей, о последнем вздохе, что покинул её тело, и Фрэнке, нашедшем её в таком положении, заставляли Джерарда почувствовать себя ещё ближе к Фрэнку. Было ощущение, будто Фрэнк был частью Елены, потому что он был одним из последних, кто видел её в живых.
— Ты ничего не мог поделать. Она была сильно больна.
Джерард почувствовал, как к глазам подступили слёзы. Он попытался удержать их. Он не оплакивал Елену с тех пор, как к ним присоединился Фрэнк. Он не хотел, чтобы тот думал, что он слаб.
— Да я понял, когда увидел, что она не двигается.
— Прости, что тебе пришлось увидеть её вот так.
Джерард ощущал, как их кровь смешивается. Он мог почти что почувствовать пот на его коже. Если бы только он мог преодолеть последние пару дюймов, что разделяли их, он поцеловал бы его и заставил бы забыть обо всём. Вся боль и все страхи исчезли бы под мягким изгибом возбуждающих губ.
— Они никогда ни о чём толком не рассказывала. Я хотел бы, чтобы она рассказала о вас с Майки, — сказал Фрэнк, мягко поглаживая рукой спину Джерарда. Волосы позади шеи защекотало.
— Не переживай об этом, — прошептал Джерард, прикрывая глаза.
Фрэнк убрал руку с его спины, и наступила тишина. Не прошло и пяти минут, как Фрэнк сотрясался около Джерарда.
— У меня очень замёрзли ноги, — прошептал Фрэнк на ухо Джерарду.
— Иди сюда, — сказал Джерард, обвивая Фрэнка и подтягивая к нему одеяло.
Джерард почувствовал, как что-то холодное трётся об его ногу. Это был Фрэнк, положивший свою ногу на ногу Джерарда, чтобы согреться. Вздох вырвался изо рта Фрэнка.
— Так хорошо, — сказал Фрэнк, извиваясь и заставляя Джерарда тем самым задержать дыхание. Сидеть со стояком не было в его планах. Этого не могло случиться. Он не мог этого допустить.
— Спи, Фрэнк. Я здесь, — Джерард крепко сжал Фрэнка, поглаживая руку и изгиб шеи. Он не мог поверить, что лежал рядом с другим человеком.
— Спасибо, что выслушал, Джи.
Фрэнк закрыл глаза. Джерард смотрел на него пару минут перед тем, как тоже прикрыть глаза.
— В любое время, — прошептал Джерард, проваливаясь в сон.
*
Следующим утром появилось странное ощущение. Когда Джерард проснулся, Фрэнк молчаливо одевался. Он вышел из трейлера, не сказав ни слова. Джерард думал, что, может, Фрэнк был зол на него из-за всех этих прикосновений и близости, или, возможно, Джерард слишком уж преувеличивал, и Фрэнк просто не видел, что он уже проснулся.
— Хэй, ленивая задница, — поприветствовал Фрэнк Джерарда, когда вернулся, держа в руках две чашки кофе. Он одарил Джерарда бодрой улыбкой и вручил одну из них прямо ему в руки.
— Хэй, — ответил Джерард, возвращая улыбку в ответ.
Фрэнк выглядел как обычно. Джерард мог привыкнуть к тому, что он приносил ему кофе каждое утро. Сегодня напиток был горячим и вкусно пах.
— Как твой нос? — спросил Фрэнк, оттаскивая стул от стола и, в конце концов, садясь на сам же стол, используя стул, как подставку для ног. На нём до сих пор были его ботинки, а на улице была грязь. Фрэнку, казалось, было всё равно.
— До сих пор болит.
Это было абсолютной правдой. Боль появлялась только тогда, когда он прикасался к носу или тёр его из-за того, что он чесался. Но не было ничего серьёзного. В то же время, он хотел, чтобы Фрэнк пожалел его. Он хотел, чтобы тот чувствовал ответственность за него, хотел, чтобы он поцеловал его для полного выздоровления.
— Ты должен привязать меня к изголовью кровати, тогда я не буду для тебя угрозой, — сказал Фрэнк с кривой ухмылкой. Он попытался скрыть улыбочку за чашкой кофе, но всё было тщетно.
— Очень смешно, — прокомментировал Джерард, краснея.
— Кто сказал, что я шучу? — спросил Фрэнк, до сих пор улыбаясь.
Прошло несколько минут неловкого молчания, пока Джерард пытался выкинуть картину Фрэнка, привязанного и предлагающего себя ему прямо на кровати из своей головы. Он видел его обнажённую грудь, капли пота на мягкой коже и его руки, привязанные к изголовью. Ему потребовалось достаточно усилий, чтобы сглотнуть комок, стоящий в горле, запивая его горячим кофе. Джерард скривился.
— Как так случилось, что у вас тут нет душа? — спросил Фрэнк, ставя чашку кофе и расправляя ноги, поднимая их вверх над стулом.
— У хвостатой коровы есть свой шланг, — сказал Джерард, широко улыбаясь.
Фрэнк растерянно взглянул на него. Он украдкой взглянул на Джерарда сквозь раскинутые ноги, поднимая их над головой.
— Хвостатой? — спросил он, помещая ноги обратно на стул.
— Слон, Фрэнки.
— А просто так ты не мог сказать, придурок? Слон? Вы, ребята, и ваши гейские словечки, — сказал Фрэнк, качая головой.
— Можешь спросить Боба, чтобы тот облил тебя из хобота, если чувствуешь себя грязным, — сказал Джерард, сам ощущая себя грязным, когда представил Фрэнка голым под душем, натирающим себя мочалкой.
— Я думал, что, вроде как, комиком в вашей семье должен быть Майки.
— Воспользуйся душем у него, кстати. Ты не подцепишь чуму, просто помывшись у него в душе.
Фрэнк пожал плечами, выглядя неуверенным.
— Из-за своего дерьмового иммунитета я могу умереть, лишь ступив в трейлер Майки или даже прикоснувшись к его чёртовой дверной ручке.
На деле у Джерарда не было доказательств о слабом здоровье Фрэнка. Но ему они не были нужны, потому что большую часть времени Фрэнк выглядел маленьким и уязвимым.
Они перестали говорить на несколько минут, попивая кофе и смотря друг на друга.
— Рэй взял меня на слабо, — сказал Фрэнк, нарушая тишину.
— На что?
Язык Джерарда внезапно онемел. Кофе было слишком горячим, и он пытался выпить его слишком быстро. Горло жгло.
— Я должен выкрасть кепку Брайана до ланча, или Рэй надерёт мне задницу.
— Должно быть не слишком сложно для тебя, — сказал Джерард, ставя пустую чашку на пол.
— Я могу взять напарника, — сказал Фрэнк, и дьявольская улыбка появилась на его лице.
— Из меня паршивый вор.
Он уже пытался провернуть проделку с кепкой предводителя пару раз. Несколько раз. И он всегда проваливался. Он не был рождён для этого. Подшучивать над людьми было уделом Рэя и Боба. Они пытались привлечь Фрэнка к своей компании, что заставило Джерарда встревожиться.
— Давай, Рэй не может выиграть. Я должен надрать ему задницу, — сказал Фрэнк, спрыгивая со стола и усаживаясь на стул. Он поднял одну ногу и положил её на колени Джерарда. Его ботинки уже не выглядели грязными, поэтому Джерард не стал убирать его ногу. Вместо этого он положил на неё руку, сжимая пальцы вокруг щиколотки Фрэнка.
— Каков твой план? Спросил Джерард; его глаза на оголённой коленке Фрэнка. Джерард мог различать идеальную форму голеней через ткань его джинсов.
— Я знал, что ты не сможешь отказаться.
Фрэнк потёрся ногой о бёдра Джерарда с широченной улыбкой на лице. Джерард не мог сказать ему «Нет». Он, возможно, никогда и не сможет отказать ему. Это было ещё сложнее, когда Фрэнк решал потереться любой частью своего тела о Джерарда. Тогда Джерард был беспомощен.
Категория: Слэш | Просмотров: 293 | Добавил: ReluctantWay | Теги: Mikey, alicia, Frerard, ray, frank, цирк, au, Bob, circus, gerard | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
12.10.2014 Спам
Сообщение #1.
navia tedeska

Очешуенный размер главы. Респект и маффинов вам, переводчик. Боюсь опоздать на работу поэтому прочитаю в обед, история заинтересовала! Спасибушки *_____*

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Октябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2017