Грязные Деньги 9/17 - 15 Марта 2015 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2015 » Март » 15 » Грязные Деньги 9/17
14:19
Грязные Деньги 9/17
Глава 8

Он не думал, что стоны будут такими громкими, как не планировал и выгибаться или впиваться ногтями в спину Фрэнка, отзываясь на каждое движение парня. И совершенно точно не ожидал от себя, что, отходя от оргазма, позволит утянуть себя в объятия.

Но, расслабленный, тающий от прикосновений Фрэнка, парень ничего не мог с собой поделать. Он потерял контроль этой ночью и, оседлав Айеро во второй раз за сегодня, завелся настолько, что кончил лишь от того, что Фрэнк легко провел большим пальцем по головке его члена.

Джерард давно уже не испытывал такого оргазма, когда, закрывая глаза, кажется, будто все мышцы исчезли из тела. Когда стоны вырываются неконтролируемо, а приятное покалывание во всем теле сопровождается ругательствами вполголоса, смазанными поцелуями и выпаленным скороговоркой господиФрэнктвоюмать!

Он не думал, что выстроенная им стена так быстро падет. Так же как и не думал, что кончит дважды на чистые, выглаженные простыни кровати Фрэнка.
Произошедшее определенно требовало раскуренной на двоих сигареты и объятий под одеялом, и будь Джерард сентиментальным человеком, он смог бы проронить несколько слез над тем, насколько раскаленной была обстановка.

Вместо того, чтобы мгновенно откликаться на нежность Фрэнка, ему следовало ощетиниться, оттолкнуть того и сжать зубы. Но не припадать к его груди, обнимая за шею.

Джерарду было ужасно стыдно за себя. Он только что изменил своему парню – и при этом всего лишь пару часов назад закатывал тому сцены всего-навсего из-за каких-то стонов для клиента.

Джерарду следовало придумать предлог, чтобы сразу после секса натянуть штаны, забрать деньги и уйти, и сейчас он корил себя за то, что остался, за то, что провел ночь в постели Фрэнка в его объятиях.

И после того, как Фрэнк уснул, тихо сопя Джерарду в затылок, он долго лежал без сна, думая о Берте, приникнувшем к этому Бобби из клуба, стонущем для него – делающим все, что только что делал Джерард.

Он даже не представлял Берта сегодня. Ни разу.

Джерард собирался наконец улизнуть домой. Фрэнк уже проснулся и предложил отвести его куда-нибудь позавтракать, но он вежливо отказался.

- Реальность кусается, не правда ли? – заметил Фрэнк, сидящий без рубашки на диване, затягиваясь сигаретой. – Я так и знал, что ты так себя поведешь. Понял, что утром все вернется к прежнему.

- Ну… – Джерард не знал, что на это сказать. Чего Фрэнк ожидал – разговоров о долгосрочных отношениях и застенчивый обмен взглядами?

- Эта ночь была потрясающей. И сейчас ты сбит с толку, потому что она тебе слишком понравилась.

Джерард поднял глаза на Фрэнка и покачал головой:

- Нет, я просто выполняю то, что предписано работой.

Берта дома не было, и Джерард не знал, хорошо это, что он вернулся раньше своего парня, или нет. Он разделся, с наслаждением принял душ, просушил волосы полотенцем и забрался в кровать. Простыни не стирали уже несколько месяцев. Не то чтобы они были покрыты засохшей спермой, пятнами или потом. Все, что они делали в постели, это разговаривали и спали.

Три часа спустя Джерард по-прежнему бодрствовал. Время приближалось к полудню, а Берт все еще не вернулся. Прошлой н¬очью он сказал по телефону: увидимся утром, – а сейчас уже наступил день, и он даже не позвонил. Джерард всегда предполагал худшее – представлял себе Берта, лежащего в канаве в луже крови или связанного и с кляпом во рту в каком-нибудь захудалом мотеле, обнаженного и избитого.

Он старался держать себя в руках, но когда стрелки показали два часа дня, он выбрался из постели, переоделся и присел на краю матраса, закрыв лицо руками. За ночь, проведенную у Фрэнка, он так и не успел выспаться. Фрэнк. Каждый раз, думая о нем, парень ощущал поднимающуюся внутри смесь злобы, тошноты и возбуждения.

«Да где же Берта черти носят?!», – вертелось в голове у Джерарда, пока он мерил шагами комнату. Можно было позвонить ему, но тогда пришлось бы идти к ближайшему автомату, и что если Берт вернется в это время? Он увидит, что Джерарда нет дома, отправится его искать, и они попросту потеряют друг друга. Такие мысли занимали парня, пока он старательно отгонял от себя изображение Берта, лежащего бездыханным в машине какого-нибудь извращенца.

Только он подумал об этом, как из-за двери послышались голоса. Один определенно принадлежал Берту, второго говорящего Джерард не мог определить, но мог расслышать хихиканье, приглушенный разговор, скрежет ключа, означающий неудачные попытки попасть в замочную скважину, перед тем, как дверь наконец распахнулась и Берт, смеясь, ввалился в комнату, а следом за ним – высокий, менее неповоротливый парень. Джефа.

- Где тебя, блять, носило? – взорвался Джерард. Плевать на присутствие друга Берта, Джерард не собирался закрывать глаза на такое опоздание.

- Гулял. Джи, мы с Джефой… Мы… блять. Мы встретились, мы… – попытался объяснить Берт, но его слова потонули в приступе истерических смешков.

Джерард окинул парней взглядом. У Джефы на лице застыла глупая, извиняющаяся ухмылка, а Берт уже пытался снять джинсы и завалиться в кровать.

- Так где ты был прошлой ночью?

- У кого-то неприятности, – засмеялся Джефа. Берт простонал, зарывшись лицом в подушку, и повернулся на другой бок. Джерард выжидающе посмотрел на друга своего парня.

- Он был с тобой? – зашипел он.

- Да, со мной. Эй, детка, не заводись так. Ничего не произошло, – проворковал тот, взъерошив волосы парня. – Я был в городе и подумал, что неплохо было бы позвонить старому другу и встретиться, понимаешь? Берт сказал, что я могу перекантоваться здесь на пару ночей. Дела в Юте, мягко говоря, не очень. Ты же не против, а, Джи? – улыбнулся Джефа, падая на сторону кровати Джерарда, рядом с его парнем.

Джерард был так зол, что ему казалось, будто он вот-вот взорвется. Прошлой ночью Берт сказал ему по телефону, что был с клиентом! И оказывается, вместо этого он обдалбывался со своим другом. И Джерард был против того, чтобы Джефа перекантовался здесь пару ночей. Очень даже против. Он глубоко вдохнул и начал считать до десяти в попытке успокоиться, но было уже поздно, и живот у него скручивало от гнева.

Парень стремительно подошел к лежащему в полубессознательном состоянии Берту и перевернул его на спину.

- Почему ты мне солгал? – со злобой спросил он. Вряд ли Джефа знал, как они зарабатывали на жизнь, но сейчас Джерарда это мало волновало. – Прошлой ночью, Берт. Я позвонил тебе – ты не сказал мне, что ты с ним!

- Блин, чувак. Не кричи на него.

- Почему бы тебе не заткнуться? – выпалил Джерард, обернувшись к Джефе и наставив на него указательный палец.

- Оу, Джи, дружище. Джерард, чувак, – пробормотал Берт, ухватившись за запястье Джерарда и потянув парня на себя. Его глаза все еще были закрыты, а губы растянулись в улыбке. – Я люблю тебя, дружище. Черт, я люблю тебя. Все так, подтверди, Джеф? – спросил Берт, отрывая голову от подушки на мгновение.
Джерард взглянул на друга Берта. Тот закатил глаза.

- Он говорил о тебе всю ночь, не затыкаясь ни на секунду, чувак, – вздохнул Джефа.

Джерард улыбнулся.

- Учти, я все еще злюсь на тебя за то, что ты мне не позвонил, – сказал он, легонько ткнув парня в плечо. Джефа передразнил его действия, также ткнув Берта.

- Он сделал из тебя подкаблучника, Берт!

- Эй, Джеф. Я ничего не имею против! – парень ухмыльнулся, и Джерард наклонился и нежно поцеловал его.

- Прости меня, – прошептал он. – Я повел себя как истеричка.

- Ты не сделал ничего плохого, Джи, – хмыкнул Берт и снова закрыл глаза, проваливаясь в сон.

Он и не подозревал.

Джерард свернулся возле Берта, обняв его за шею и прижавшись к нему под одеялом.

Джефа был в душе. Он имел привычку громко топать или включать хэви-метал на полную мощность их старенького магнитофона, и его присутствие нарушало обычное спокойное течение жизни в квартире парней.

Джерард надеялся, что Джефа не задержится надолго. Он ежедневно действовал на нервы – взять хотя бы привычку обращаться к нему «детка» или тыкать в плечо, рассказывая идиотские шутки. А ещё он был лучшим другом Берта – это раздражало Джерарда тоже, и хотя его парень не давал поводов для ревности, Джерард ничего не мог с собой поделать.

Он вспомнил, как прошлой ночью настоял на том, чтобы спать посередине.

- Сначала его жена мне не поверила. Все повторяла, чтоб я проваливал, что вызовет охрану. Честно говоря, чувак, мне стало немного жалко бедолагу, но этот ее мужик… Что за мудак, господи боже! – протянул Берт.

Джерард тихо рассмеялся, уткнувшись в грудь парня, благодарный за эти минуты, проведенные вдвоем, как в старые времена. Им приходилось разговаривать шепотом, чтобы не быть услышанными Джефой, который не знал, чем друг и его парень зарабатывают на жизнь. Он и сам был темной лошадкой – Берт рассказывал, что Джефа вляпался в неприятности с полицией у себя в Юте – и ему пришлось залечь на дно на какое-то время.

Подробностями Джерард не интересовался. Большинство людей захотело бы узнать, что же такого сделал человек, которого разыскивает полиция, особенно если им приходится делить с преступником постель. Но Джерарда больше волновали два вопроса: как долго и что делать с деньгами?

Берт объяснил, как он достал номер мобильного телефона жены своего клиента и сообщил ей, что ему нужно сказать кое-что важное. Женщина построила успешную карьеру и занимала собственный офис на Уолл-стрит. По иронии судьбы, офис ее мужа находился прямо через дорогу, но в тот момент он отсутствовал в городе, поехав навестить дочек в ЛА.

- Я описал его член в деталях, у него еще такая большая родинка на внутренней стороне бедра, а также рассказал кое-что из того, что узнал от него – он распинался о своей семье просто часами, так что все прошло как по маслу.

- Думаю, она считает тебя последним мерзавцем, – улыбнулся Джерард, оставляя поцелуй на груди Берта.

- Скорее всего, но – эй! Надеюсь, она бросит засранца. Он этого заслуживает – трахается на стороне, когда у него жена и дочери. Он облажался, когда не заплатил мне. Так что сам во всем виноват, – объяснил Берт. Джерарду показалось, что парень скорее пытается оправдаться в своих глазах. Впрочем, он не ожидал ничего другого. Совесть у Берта всегда просыпалась немного позднее необходимого. – К тому же, нам действительно нужны эти деньги. От пропажи пары тысяч долларов ему ничего не сделается.

Джерард что-то сонно промурлыкал, прижавшись к груди Берта. Он не высыпался уже несколько ночей. Джефа попытался вытащить их обоих на вечеринку, но Джерард заявил, что слишком устал. Берта в тот момент тошнило в туалете, так что он был не в состоянии самостоятельно принимать решения.

- Знаешь, Джефа думает, что мы трахаемся.

- С чего бы ему думать обратное? Мы знакомы уже пять лет.

- Если он будет спрашивать, просто подыграй, хорошо? Я сказал ему, что мы спим друг с другом.

Джерард поднял глаза на своего парня. У Берта были определенные соображения насчет Джерарда и секса, и, судя по всему, он не был настроен посвящать в них посторонних.

- Почему? – запальчиво спросил Джерард, раздраженный, что у Берта не хватило смелости быть честным со своим лучшим другом.

- Не знаю, он спрашивал, а я был слишком убитый, – напомнил Берт.

- Я так и не узнал, почему ты мне солгал. Когда ты сказал мне по телефону, что был с клиентом. Но когда я звонил, ты был с ним.

Между ними повисло молчание. Берт повернулся в кровати, и Джерард почувствовал, как его руки, обернутые вокруг шеи парня, налились тяжестью. В тишине отчетливо был слышен звук льющейся воды и приглушенное завывание полицейских сирен с улицы.

- Извини, – наконец прошептал Берт. – Я подумал, что ты все равно разозлишься, и ты же тогда тоже отсутствовал всю ночь? – и он легко поцеловал Джерарда в лоб. Тому вспомнился Фрэнк и их прошлая ночь. Сухой язык и мокрые пальцы. Пот и сперма. Изгибающиеся на матрасе тела и липнущие к телу простыни.

- Да.

- Знаешь, меня убивает мысль о тебе с кем-то кроме меня.

Джерард заерзал в объятиях Берта. Рука парня, начиная с поглаживаний по спине, спустилась к краю его белья и дерзко скользнула ниже. Джерард понял, что не дышал в эту минуту, когда ему потребовалось сделать глубокий вдох; сердце колотилось как сумасшедшее. Рука Берта скользнула ниже.

Джерард почувствовал, как член Берта уперся ему в живот.

- Иногда ты так возбуждаешь меня. Так сильно. Как бы я хотел, чтобы все было по-другому, – прошептал Берт. – Я хочу знать, какой ты, Джи. Я так хочу этого, порой я…

- Эй, вы, голубки! Ребята, завязывайте. Хватит уже, – в комнату вошел Джефа с повязанным на поясе полотенцем и сигаретой во рту. Джерард и Берт быстро отстранились друг от друга.

Джефа скинул полотенце и как ни в чем не бывало прошествовал голым к вешалке. Пока он жил у них, то обычно носил пижамные штаны Берта. Джерард уткнулся своему парню в грудь, не имея ни малейшего желания видеть голого Джефу, и предупреждающе скользнул ногой по ноге Берта, чтобы тот тоже отвернулся.

Гость наконец натянул штаны и забрался в постель рядом с Джерардом.

- Джи, подвинься, – промычал он, прижимаясь ногами к коленкам парня. Тот подвинулся ближе к Берту. – Нужно будет как-нибудь устроить секс втроем. Надо же как-то коротать время.

Джерард похолодел. Берт успокаивающе погладил его по спине и засмеялся.

- Я не прочь попробовать, Берт, – усмехнулся Джефа, шлепнув Джерарда по заднице, и тому внезапно перехотелось спать в середине. Руки гостя уже переместились на талию парня, а подбородок – на плечо. Джерарду показалось, что все его тело оледенело. Берт перевел на него взгляд. Наступило долгое молчание, в течение которого Джерард, все еще чувствуя себя ужасно неловко, находился в объятиях Джефы.

- Эй, тебе лучше оставить моего парня в покое, Джеф! – предупредил Берт, стараясь сохранять непринужденность. Джерарду в глубине души хотелось, чтобы Берт сейчас же вышиб из своего друга дух.

Джефа громко засмеялся прямо над ухом Джерарда и отпустил его.

- Не беспокойся. Ничего не будет. По крайней мере, пока ты находишься в этой же комнате, – и засмеялся еще громче.

- Когда, ты сказал, возвращаешься в Юту? - многозначительно спросил Джерард.

- Я этого не говорил. Ну, если вас смущает вопрос о деньгах, я могу платить за аренду.

- Аренду? Как долго ты планируешь оставаться?

- Не знаю, пару недель. Мне просто нужно не высовываться какое-то время. Я могу достать вам денег, кстати… М? – перевел тему Джефа. – Или вы можете забрать у меня кое-что из товара, помочь мне сбыть его, смекаете? Бесплатно. Делайте с ним, что захотите.

Он снова выбрался из кровати, подошел к сумке, которую принес с собой, и достал оттуда несколько пакетов с кокаином, обернутых клейкой лентой.

- Блять, чувак. Тут же кокса на три тысячи долларов, – изумленно заметил Берт, разглядывая пакеты, которые Джефа кинул на кровать. – Неудивительно, почему ты в бегах. Они тебя на костре сожгут.

- Буду Иисусом наших дней! – с энтузиазмом воскликнул Джефа, подмигнув.

- Иисус был распят на кресте, а не сожжен на костре! – прошипел Джерард, садясь в кровати и скрещивая руки на груди. – И ты сильно ошибаешься, если думаешь, что мы возьмем у тебя это дерьмо.

- Товар качественный, если тебя это волнует. Просто отменный!

- Мне плевать! Мы его не берем, правда, Берт? – Джерард выжидающе взглянул на парня, сжав губы и приподняв брови.

- Да еб твою! Берт, выскажи свое мнение хоть раз в жизни! Ты бываешь хуже женщины, Джерард.

Тот поднял подбородок и убивающим взглядом уставился на Джефу.

- Дружище, послушай. Мы не можем так рисковать. Копы постоянно приходят с обыском к чувакам по соседству. Если однажды они постучатся к нам, мы получим лет десять, – объяснил Берт, качая головой. – Но знаешь, если ты не против поделиться кое-чем сегодня… Что думаешь, Джи? Снимем напряжение!

- Прекрасная идея! – воскликнул Джефа, потирая руки.

Для Джерарда этот вечер закончился прогулками нетвердой походкой за руку с Джефой после того, как Берт заснул в кровати. Джерард был слишком под кайфом, чтобы думать о том, что делает, когда, лежа на скамейке с головой на коленях у Джефы, он рассказывал ему – из всех людей, о которых мог рассказать, – о Фрэнке Айеро.

----


Прошло несколько недель. Фрэнк уже долгое время ни с кем не виделся. Он избегал родителей с тех пор, как по Интернету прошел слух о том, что он развлекается с проституткой в туалетах клубов. Джерард, наверное, решил подождать, пока толки утихнут – по крайней мере, Фрэнк ни разу не смог до него дозвониться.

Фрэнка это несколько огорчило. В прошлый раз у них был просто головокружительный секс. Он помнил, как тогда, лежа под Джерардом, единственное слово, которое крутилось у него на языке, было «блять». Снова и снова, потому что формировать полноценные предложения мозг отказывался.

Джерард был великолепен и двигался на его члене, раскачиваясь взад и вперед, с такой энергией, что вскоре Фрэнк кончил третий раз за ночь.

Он удивлялся, как его хватило на все той ночью. Он не думал, что у него останутся на что-то силы после секса в туалете и того раза, когда Джерард трахнул его на диване, – но, как выяснилось, парень ошибался.

Ему нравилось заставлять Джерарда кончать. Будто той ночью все барьеры были разрушены, и Джерард раскрылся. Фрэнку доставляло удовольствие наблюдать за тем, как парень прогибал спину и стонал его имя. Его заводило то, как Джерард проводил ногтями по его спине, с раскрытым ртом, откинув шею.

Будто он очутился в порно с хорошей актерской игрой. Впрочем, стоны Джерарда не были поддельными, Фрэнк был в этом уверен – он видел красные пятна на его шее, чувствовал напряжение его мышц, дрожащий выдох, с которым он кончил, – никто не смог бы этого подделать, даже человек с таким опытом, как у Джерарда.

Марка он тоже не видел очень долго. Прошло почти три недели с их памятной встречи в клубе – той ночью, когда Фрэнк с Джерардом занялись мозговыносящим сексом, – и Марк так и не позвонил ему с тех пор. Как-то раз они случайно столкнулись на вечеринке. Марк сидел и не сводил с Фрэнка глаз всю ночь, при этом одна его рука была обернута вокруг грудастой блондинки, типичной охотницы за богатенькими наследниками, а в другой тлела сигарета, которой он так ни разу и не затянулся.

Фрэнк был под наркотиками. Он не помнил, что принял – кислоту, попперсы* или еще что-то, и он как раз ловил приход, когда заявился Марк и начал читать лекции о вреде подобного образа жизни.

Он помнил, как его тошнило на пол, как он стонал на унитазом, желающий пусть даже потерять сознание, лишь бы не иметь дело с плавающими перед глазами объектами и тенями, громкими звуками и раздвоенностью в глазах.

Он не очень хорошо запомнил, как шел их разговор. Видимо, его хватило, чтобы оборвать их дружбу, потому что Марк не отвечал на звонки, а когда Фрэнк спросил об этом их общего друга, тот, изогнув бровь, потрепал Фрэнка по плечу и сказал: «Думаю, тебе стоит извиниться перед ним».

В общем, эти недели были довольно одинокими. Он ходил на вечеринки почти каждую ночь. Пил и принимал наркотики еще больше обычного. Он почти не помнил случаи, когда возвращался домой до рассвета, и пару раз просыпался в крайне неожиданных местах.

Той ночью, когда Фрэнк встретился с Марком, он проспал почти сутки и проснулся в том же туалете. Ночью кто-то заботливый накинул на него простыню и поставил рядом наполовину пустой стакан воды.

Этим утром он проснулся и понял, что находится где угодно, но точно не в своей теплой и удобной кровати у себя дома. Кровать под ним была жесткой и холодной.
Парень оказался в полицейском участке. И никак не мог вспомнить, что же он сделал, что его арестовали. Отец пришел забрать его пару часов спустя, и Фрэнка выпустили, сделав предупреждение отцу.

«Может, вам стоит поместить его в клинику?», – предложили они.

Фрэнк и Монти доехали до дома, не проронив ни слова. Дома ждала заплаканная мать, и Фрэнк не мог не пообещать ей, что постарается исправиться.

- Я знаю человека, который поможет мне, – солгал он.

Правду о том, что этот человек был проституткой за пять тысяч долларов, и единственной помощью, которую он мог оказать, были глубокие минеты и горячий секс, от родителей пришлось утаить.

- Кстати, Ларри и его жена разводятся, – сообщил отец, когда вся семья, немного успокоившись, сидела за обеденным столом.

Фрэнк ждал, когда Ларри получит по заслугам двенадцать лет, с тех пор, как тот прокрался в комнату к маленькому мальчику и засунул свой член между его бедер. Фрэнк попытался сделать вид, будто его это расстроило, но, в самом деле… Жене Ларри следовало съехать уже давно, учитывая готовность ее мужа приударить за любой женщиной с большим бюстом или его пристрастие к маленьким мальчикам.

- Он всегда хорошо относился к тебе, сынок. Вся его семья, если на то пошло. Черт, Фрэнк, каким же бессердечным ты стал!.. – вздохнул отец.

Фрэнк пожал плечами. Он был бы рад притвориться, что ему не все равно, но воспоминания о бессонных ночах в доме Ларри не давали этого сделать.

Ларри никогда не трахал его. Фрэнк недавно понял, что тот и не собирался – тогда слова Фрэнка было бы легче доказать, реши он когда-нибудь рассказать всё. Мужчина заставлял дрочить себе, а когда этого не хватало, силой склонял голову мальчика и приказывал сосать, и это было самым смущающим моментом в жизни Фрэнка. Он никогда не собирался делиться подобными воспоминаниями – мысль о том, чтобы произнести в присутствии родителей фразу «оральный секс», заставляла парня нервно дергаться, да и, к тому же, ему бы все равно никто не поверил.

Фрэнк до сих пор помнил, как Ларри раздвигал его бёдра, чтобы поместить между них член, как он лежал на волосатой груди мужчины, гортанный стон, с которым тот кончал.

- Он тратил на тебя много денег, Фрэнк. Обращался, как с собственным сыном.

Фрэнк внезапно почувствовал отвращение к лежащему перед ним лососю. Он бросил на тарелку вилку, которая отозвалась громким звоном, отодвинул блюдо от себя и скрестил руки на груди. Как Фрэнку хотелось поведать родителям, что Ларри положил на его счет полмиллиона долларов в день его двадцатиоднолетния с единственной целью – чтобы тот никому не рассказал о том, как добропорядочный отец семейства принуждал тринадцатилетнего мальчика делать ему минет.

- Ну, сейчас все расстаются, не так ли? Бля, да ей же будет лучше без него. Почему они разводятся, кстати? – спросил Фрэнк равнодушно. Возможно, правда об изменах Ларри наконец вышла наружу. Фрэнк, в конце концов, знал об его интрижках. Выглядело так, будто никто из высокопоставленных людей не мог не развлекаться на стороне, взять его отца или Ларри. Будто это было предписано должностью.

- Кажется, они предпочитают не разглашать причину. Я спрашивал Ларри, но он был немногословен.

- Что ж, наверняка его застукали с другой женщиной, – фыркнул Фрэнк. Он и забыл, как велико было его презрение к Ларри. Даже когда они были вынуждены обмениваться любезностями на людях, мужчина ухитрялся шептать на ухо парню двусмысленные фразы. А после выхода знаменитой фотосессии в «Dazed and Confused» Фрэнку пришло в два часа ночи такое сообщение:
<i>«Фрэнки, выглядишь прекрасно на этих снимках. Есть на что подрочить. С любовью, Л. Целую»</i>

Прошла еще одна неделя, прежде чем Фрэнк снова увидел Джерарда. Фрэнк по-прежнему не ночевал дома, целенаправленно доводил себя до невменяемого состояния и менял мальчиков каждую ночь.

Но никто из них не мог сравниться с Джерардом. Никто из них не мог так заглатывать, и никто не был так узок. Фрэнк пытался найти ему замену – другого парня с бледной кожей, черными волосами и узкой задницей, но безуспешно.

Фрэнк не запоминал их имен. Он даже не был уверен, что они говорили о таких незначительных вещах, как имя. Задаваемый им чаще всего вопрос в последнее время был: «Сколько тебе лет?», произнесенный пьяным шепотом на ушко. Если им было восемнадцать или больше, они отправлялись в его машину для быстрого перепиха по пути домой.

Он все-таки смог встретиться с Марком, и теперь оба сидели в апартаментах Фрэнка в полной тишине. Довольно долго Марк просто сидел, скрестив руки на груди, и прожигал друга взглядом. Наконец напряжение стало невыносимым для Фрэнка, и он упал на диван рядом с другом и закинул руку ему на плечо.

- Что случилось?

- Ты. Ты случился. Фрэнк, какой же ты дурак.

- И поэтому ты игнорировал меня все эти недели? – спросил Фрэнк и попытался поцеловать парня в шею, но промахнулся.

- Ну да. Блин, чувак. Тебе нужно привести себя в порядок. Наркотики – это не шутка.

- А я помню времена, когда ты еще умел веселиться. Когда мы уходили из дома и гуляли ночь напролет, не заботясь ни о чем, ты помнишь эти времена?

- Да, но, Фрэнк, это было – сколько, пять лет назад? Пора взрослеть. Ты не можешь провести всю жизнь принимая наркотики и напиваясь до одурения.

- Да блять, Марк, ты говоришь прямо как моя мать! Иисусе, я же просто развлекаюсь!

- Признай, твою зависимость уже сложно назвать «просто развлечением». Я же видел тебя, видел, как ты ведешь себя под кайфом, и мне становится стыдно, что ты мой друг, – по-детски пробормотал Марк, снимая руку Фрэнка со своего плеча.

Тот неуверенно захихикал и потрепал Марка по коленке.

- Я могу остановиться, когда захочу, – заявил он, вставая с кожаного дивана и поджигая сигарету. – Может, это произойдет через пару лет, но я обязательно завяжу, – засмеялся парень.

- Это не смешно, Фрэнк. Ты себя загубишь, примешь смертельную дозу кокса у кого-нибудь на квартире, и все. Тебя не смогут найти неделями – ты же больше не общаешься с нашими школьными друзьями и мне звонишь, только когда больше некого трахнуть.

- Ерунда, – покачал головой Фрэнк. – Я прекрасно знаю, когда надо остановиться. Господи! – раздраженно воскликнул он. – Почему каждому обязательно надо ко мне приебаться?

- Ладно! Видимо, я зря трачу свое время. Мне постоянно говорили об этом, но я всегда заступался за тебя и находил для тебя оправдания, Фрэнк. Сейчас я понимаю, что они были правы – ты действительно мудак и не стоишь моих сил.

Марк рывком поднялся на ноги и тяжелыми шагами направился к двери.

- Эй! – крикнул ему вслед Фрэнк. – Не надо. Не уходи. Марк, друг, я скучал по тебе. Я прекращу, ладно, если ты этого хочешь, – он схватил парня за запястье и потянул на себя. – Дай мне пару недель. Обещаю, я исправлюсь, запишусь на реабилитацию или типа того, но мне нужна твоя поддержка, когда я буду проходить через это. Пожалуйста, Марк…

Марку потребовалась секунда, чтобы поддаться на уговоры. Он медленно кивнул, вырвал руку из хватки Фрэнка и со вздохом откинул светлые волосы со лба.

- Знаешь…. Я просто не хочу быть свидетелем того, как ты убиваешь себя.

Фрэнк прикоснулся губами к краю рта друга:

- Обещаю, этого не произойдет, – сказал он и медленно приоткрыл рот, чтобы углубить поцелуй. На этот раз Марк не отстранился и позволил Фрэнку извиниться единственным способом, который тот знал: с помощью горячих, влажных поцелуев и спонтанного минета в холле.

Этим же вечером они оба выбрались в ресторан. Фрэнк чувствовал себя приличным членом общества. Он не мог вспомнить, когда в последний раз полноценно питался – кокаин обычно отбивал чувство голода. Его приводил в радостное возбуждение тот факт, что они с Марком выглядели как пара. Воображение услужливо нарисовало громкие заголовки в завтрашних газетах и разбитые сердца подростков, что выглядело довольно возбуждающе.

Фрэнк доедал основное блюдо, когда заметил входящего в ресторан Джерарда. Он выглядел потрясающе в своих узких брюках и с подведенными глазами, и Фрэнк был не единственным, чье внимание он привлек – все присутствующие украдкой бросали на парня любопытные взгляды.

- Готов поспорить, что его-то ты считаешь горячим, а? – улыбнулся Марк, легко пиная ногу Фрэнка под столом. Тот прочистил горло и вытер руки салфеткой.

- Это Джерард. Тот, о котором я тебе рассказывал.

- Парень с глубоким горлом? – засмеялся Марк, подвигав бровями.

- Ага, – ухмыльнулся Фрэнк, – с горлом. Подожди, я скоро буду.

Он оставил Марка доедать ужин и уверенно направился к Джерарду. Подобная фальшивая уверенность была свойственна Фрэнку – под действием наркотиков он всегда становился дерзким и самоуверенным, и люди стали считать это свойством характера. На самом деле, в трезвом состоянии Фрэнк чувствовал себя неловко в большинстве ситуаций. Он привык играть роль того Фрэнка Айеро, которого хотят видеть окружающие, что значило вести себя как самодовольный идиот. Джерард уже испытал все это на себе, так что и теперь он не был удивлен.

- Эй, красавчик, – улыбнулся Фрэнк.

Джерард, сидящий за барной стойкой, медленно повернулся, сжимая в руках стакан с водой. Он выглядел, как кролик, ослепленный фарами автомобиля – с расширенными глазами и дерганными жестами. И Фрэнку это чертовски нравилось.

- Фрэнк, привет.

- Я пытался достучаться до тебя. Ты меня что, игнорируешь? – пошутил Фрэнк, усаживаясь на стул рядом с парнем, который выглядел раздраженным.

- У нас сейчас гости в доме. Работать немного тяжело, понимаешь?

У нас. В нашем доме. Какое резкое напоминание об этом парне Джерарда. Фрэнк закусил губу и подозвал бармена.

- Два «Джека Дэниэлса», пожалуйста. Двойных.

- Не надо… Фрэнк, не заказывай мне ничего, – возмутился парень.

- Это для меня, не расстраивайся, Джерард, – засмеялся тот, – ты подумал, что второй для тебя? – добавил он, еще больше смущая парня.

Джерард покачал головой и начал покусывать ноготь большого пальца.

- Ты не один сегодня? Кто это?

В голове у Фрэнка мелькнула мысль, что данное Марку обещание уже нарушено, поэтому он постарался отогнать ее и отпил виски.

- Просто друг.

- Он не знает, что ты проститутка, я так понимаю?

- Нет, Фрэнк, он не знает, что я проститутка, – утомленно вздохнул Джерард.

Фрэнк хмыкнул.

- Что делаешь сегодня вечером? – спросил он и покосился на Марка, который взглянул на него взглядом, что явно означал: пора заканчивать беседу.

- Работаю.

- Значит позвони клиентам и скажи, что все отменяется. На сегодня ты мой.

- Фрэнк, нет. Я занят.

- Уж будь уверен, тебе будет, чем заняться, – подмигнул Фрэнк. – Давай же, Джерард. Я заплачу тебе вдвое больше.

Джерард замер.

- Вдвое? От пяти тысяч долларов?

- Ага.

- Десять тысяч долларов просто за то, чтобы переспать со мной? – переспросил Джерард, изогнув бровь с кривой улыбкой.

Фрэнк кивнул. Тогда Джерард встал и, наклонившись к Фрэнку, прошептал ему на ухо:

- За эти деньги ты сможешь сделать со мной все, что пожелаешь.

Фрэнк почувствовал вяжущее чувство в животе, а джинсы стали жать в паху.

- Тогда увидимся в восемь, – улыбнулся Джерард, выпрямился и пошел прочь. Фрэнк долго провожал его взглядом. Марк со своим ужином почти вылетел у него из головы. Это точно был не тот человек, в компании которого хотелось бы оказаться в туалете со спущенными до лодыжек джинсами.

*попперсы часто используются как клубный наркотик или во время секса для увеличения наслаждения. Часто используются лицами, употребляющими кокаин и экстази, для продления эйфории и уменьшения депрессии во время абстинентного состояния.
Категория: Слэш | Просмотров: 308 | Добавил: Des_nuages | Рейтинг: 4.9/8
Всего комментариев: 5
17.03.2015 Спам
Сообщение #1.
navia tedeska

давно ходила мимо (уже после прочтения) и теперь всё-таки считаю, что надо написать!
Мне настолько чертовски интересно, к чему же эта работа ведёт, ох! Просто до безумия. 
Не хочется верить, что это отличный, но просто "трах-фик". Да и не верю я этому. Я помню твои слова, дорогая Дес, и очень жду новых глав.

Отчего-то этот Джерард порой кажется этакой собакой на сене. И признать не может, что Фрэнк его заводит/удовлетворяет и т.д. по списку, и на место его поставить не может, и при виде денег просто теряется. Я конечно понимаю, что в этом и вся суть, но такие суммы... 10 тысяч? Что, чувак, ты серьёзно? Ясно, что это твоя работа, и кто больше платит - тот даму и танцует, но тогда какого хера ты строишь из себя недовольного перед Фрэнком? Бегал бы за ним или брал телефон, уже отработал бы все долги и был бы свободен аки птица в полёте. Это ведь серьёзные суммы, черт.

А тут выходит какая-то белиберда. И он такой запутанный, они оба такие запутавшиеся. 

Один в наркотиках  и "я могу в любой момент спустить на тормозах", другой в том, чего ему вообще от жизни надо. И не подменяет ли он основную и важную цель мелкими и текущими...

В общем, спасибо за отличный перевод горячей истории, и смиренно жду продолжения. Благодарствую! godlike

18.03.2015 Спам
Сообщение #2.
Des Nuages

navia tedeska, спасибо, что написала!) ты же наверняка знаешь, как приятно получать обратную связь)

знаешь, выше головы не перепрыгнуть - это не драма на уровне сплиттинга или винд-ап той, но, конечно, и не просто "трах фик". потому что круг проблем "денег" очерчивается еще в начале - зависимость (кокаиновая, сексуальная, эмоциональная), встреча двух таких разных образов жизни, одиночество, издержки известности и проч, и хоть к концу атмосфера будет накаляться, но если не сильно торкнуло в начале - то вряд ли в конце будет потрясение. или это я уже не в ту степь ушла, отвечая на твои слова?

я с тобой согласна в данном случае, но такой вот он, хах. сначала не хочется брать ничего у фрэнка и проявить независимость, мол, у меня работа, свали, а потом все-таки та часть, которая шепчет "чувак, да это же огромные деньги", побеждает.

ага, запутавшиеся.. фрэнк так просто маленький не наигравшийся мальчик с искореженной психикой.
и кстати, вот я читаю второй раз в процессе перевода, и мне намного больше нравится Марк. я прям прониклась к нему сейчас ахах

спасибо, спасибо, спасибо  nice grin

21.03.2015 Спам
Сообщение #3.
не трожь меня, ублюдок!

Я тут на правах беты уже два раза игнорирую эту замечательную функцию писать отзывы - то болею, то вроде всё тебе высказала в личке, то ещё чего-то... Но я считаю, что это неправильно, ведь отзывы - это та маленькая часть отдачи, которую получаешь за свой труд (а переводить фики - о да, я уже на своём опыте недавно поняла, что это не так легко и беззаботно, как может показаться на первый взгляд). В общем, о прошлой главе я помню, что она была безумно тёплой и милой. Но сейчас, когда назрела такая драма, я прост не могу пройти мимо, даже не заикнувшись об этом)
Что ж, теперь Джерарду рано или поздно придётся выбирать между парнем и клиентом. При чём внимание привлекает то, что свою последнюю связь с Айеро он определяет как измену Берту - нравственную. Значит, помимо неподдельного удовольствия от секса с Фрэнком, Джерард начал чувствовать к нему и что-то духовное - вроде привязанности? Ведь  Фрэнк потратил много усилий, чтобы расположить его к себе - в конце концов перестал вести себя в привычном стиле "я - последняя сволочь", взамен приоткрыв Джерарду свою "наркоманскую" сущность и проявив к тому даже заботу, опеку и участие. Определённо, "ниточка" чего-то нефизического между этими двумя уже зародилась. И, вспоминая о том, что Джерарда с Бертом связывают исключительно нефизические чувства, становится отчётливой трудность будущего выбора. Учитывая характеры этих двух "мальчиков" Джерарда (оба, как на подбор, неуравновешенные наркоманы), я боюсь представить что будет, если когда-нибудь они все пересекутся и начнут выяснять отношения. Предпосылка к этому, вангую, уже сделана, с тем как Джерард вывалил всё о Фрэнке Джефе. Последний, мне кажется, не упустит шанс этим как-то воспользоваться, иначе бы автор не наделил его этой переменчивой шутовской природой. Кстати, о природах, - среди всех персонажей я почему-то больше всего жалости испытываю к Марку - вроде бы, не проститутка, не наркоман, парень положительный и ни в чём плохом не замешан. Но как так, бля, случилось, что его угораздило испытывать к Фрэнку чувства - из-за которых он не может ни бросить его окончательно, ни спасти. И эта неопределённость их с Фрэнком отношений кажется какой-то затянувшейся полосой, которая в итоге не делает счастливым никого. С любой неопределённостью так, что уж там. Можно только надеяться, что, после всего, они каким-то чудом сохранят дружбу - единственное стоящее сохранения в данном случае.
Но больше всего в этой главе потрясают, конечно же, детские воспоминания Фрэнка. Ясно, что у каждого неадекватного психологического поведения есть свои корни из прошлого. Но узнать, что Фрэнк Айеро стал таким отчасти потому, что в детстве его сексуально принуждал старший мужчина - господи, бедный ребёнок... И так странно читать о том, что он смолчал и родители так ничего и не узнали. Более того, со временем воспоминания в голове Фрэнка затушевались почти до исчезновения - и он может только злорадно похихикать, не более, над нынешними неудачами Ларри... Странно, но меня история впечатлила тем, что она отдаёт правдоподобностью: у богатых свои причуды, деньги редко не портят человека. Сам Фрэнк подтверждает это словами об отце и Ларри: ну и кто из них добропорядочный семьянин и верный муж? 

А напоследок скажу спасибо уже не автору, который где-то там далеко, а тебе, именно тебе - фик непростой, но спасибо, что ты переводишь его и что делаешь это качественно и с душой. Что бы я там тебе не писала, но читать мне его всегда приятно, потому что переводчик "шарит тему" - как переводить так, чтобы была ещё и душа...  heart

24.03.2015 Спам
Сообщение #4.
Des Nuages

не трожь меня, ублюдок!, (твой ник прям душу греет! блин правда крутой очень)
Фрэнку в каком-то смысле повезло встретить Джерарда, потому что под его воздействием, каким-то образом, что-то в душе у нашего золотого мальчика-наркомана оттаивает, и он проявляет и заботу, и участие, и по иронии судьбы на него благотворно влияют не родители, не лучший друг, а практически чужой человек. наверное, дело в том, что слишком отличаются их образы жизни, Фрэнк вроде сам говорил, что это его задевает. а Джерард здесь такой закрытый, что я его с трудом понимаю, честно говоря. 
да уж, и Джефа тут еще покажет себя, потому что "шутовская натура" - это слишком мягко, но тут еще не очень заметно, насколько он подонок.
спасибо! как всегда за анализ, это очень круто, ваши с Навией комментарии можно издать после фанфика отдельным приложением, этакой критической статьей) 
отдельное спасибо за похвалу перевода - потому что если ты оценила, значит, действительно, все получается хорошо)
heart

04.08.2015 Спам
Сообщение #5.
Deep

Неужели не будет продолжения?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016