Burning Star (4/26) - 29 Декабря 2014 - World of MCR Fanfiction - Your Chemical Fanfiction
Главная
| RSS
Главная » 2014 » Декабрь » 29 » Burning Star (4/26)
10:24
Burning Star (4/26)
Part Four

Корс едва ли не дрожал от волнения, приближаясь к загнанному в ловушку Киллджою и, заметив как Пойзон содрогнулся, его губы растянулись в улыбке. Мужчина прогнал двух оставшихся в комнате Дракулоидов, не желая, чтобы те стали свидетелями его дальнейших действий. Всё, конечно же, на благо BLI, но их это не касалось. Мужчина не удержался и улыбнулся ещё шире, когда увидел, что Пати наблюдает за ним широко открытыми от страха глазами, пытаясь ещё больше вжаться в стену позади себя. Как будто он думал, что сможет сбежать, если вплавится в эти кирпичи.

Но все пути к отступлению были отрезаны.

Знакомая усмешка всё ещё не сходила с лица Корса. Он чувствовал себя хищником, готовым вот-вот наброситься на свою беспомощную жертву. Хотя его «жертва» явно не собиралась безропотно терпеть побои. Этим он и нравился мужчине. Чем сильнее будет сопротивляться Киллджой, тем слаще на вкус будет его неизбежное поражение.

– Не смей прикасаться ко мне! – взвизгнул Пойзон, отстраняясь от протянувшейся к нему руки. – Усек, мудак? Я убью тебя, если ты только…

– Меня совершенно не волнует твоё мнение, Джерард, – остановил его Истребитель предупреждающим жестом. – У тебя была возможность говорить со мной. Но я изменил своё мнение и понял, что бессмысленно пытаться воздействовать на тебя словами. Поэтому мы с тобой постараемся найти другое применение для твоего ядовитого язычка.

Его глаза горели подобно яркому пламени, когда он оценивающе разглядывал пленника.

– Ну, есть какие-нибудь идеи?

Пати испуганно уставился на него, пытаясь успокоить собственное дыхание. Он не скрывал своего страха, и Корс наслаждался ужасом, написанным на его лице. Было видно, что Пати, наконец, догадался, что именно Истребитель собирался с ним сделать. Мужчина слегка наклонил голову, не сводя с Киллджоя пристального взгляда. Безусловно, Пойзон весьма умён и очень хитрый. Об этом свидетельствовало хотя бы то, что он до сих пор жив. И Корс видел, как смысл его слов медленно доходит до его сознания. Пати осознавал, что тот самый Джерард Уэй всё ещё жив где-то там, погребённый под всем этим напускным высокомерием и другими мелкими грешками, и это заполняло все его мысли. Без своей «маски» парень был практически беспомощен, стоило ему лишь оказаться в подобной ловушке, из которой не было даже крошечной лазейки. Корс заметил, как с каждой секундой в теле Пати возрастала паника, и мужчине безумно нравилось за этим наблюдать. Невозмутимый до этого Киллджой, самый заносчивый, упрямый и строптивый из всех своих собратьев-мятежников, теперь лишился своей внешней мишуры и превратился в трясущегося от страха слабака. Истребитель сожалел, что в комнате нет телевизионных камер, снимающих всё происходящее в комнате в прямом эфире и транслирующих в каждый дом Бэттери Сити. Это стало бы прекрасным предупреждением для всех, кто вздумал пойти против Better Living Industries.

Но, разумеется, это было невозможно потому, что захватчик знал, что именно здесь скоро произойдёт, и это было неправильно и незаконно в полном смысле слова.

Жаль, но Джерард Уэй не оставлял ему иного выхода.

Улыбаясь пленнику, Корс медленно опустился перед ним на колени. Незачем было спешить, ведь он собирался насладиться каждой секундой своего триумфа. Пати поглядывал на него с опаской, не скрывая своего любопытства, но выражение лица выдавало его волнение. Его дыхание было громким и прерывистым, и этим он напоминал Корсу дикое животное, напуганное ярким светом автомобильных фар. Мужчина решил, что он ждёт уже слишком долго. Злорадно ухмыляясь, он запустил руку в карман своего пиджака и вытащил оттуда злополучный бластер. Ухмылка превратилась в кровожадный оскал, когда он театрально приставил к себе устройство и, пародируя Пати, рухнул на пол возле него.

– Так как насчёт шестого уровня? – вновь поинтересовался он, выразительно вскинув бровь.

Пати вымученно вздохнул.

– Почему бы тебе просто не покончить со всем этим? – тихо спросил он. Захватчик внутренне торжествовал, различив в его голосе слабую дрожь. – Ради всего святого, Корс. Давай, наконец, поставим точку.

Но тот лишь усмехнулся и отрицательно покачал головой.

– «Поставим точку»? Прекратить твои страдания – это ты имеешь в виду? Пристрелить тебя, как грязное животное, которым ты и являешься? – он придвинулся ещё ближе, едва касаясь губами щеки Пойзона. – Неужели ты думаешь, что я позволю тебе так легко отделаться?

Киллджой закрыл глаза вместо того, чтобы ответить. Но Корс не удивился. Сейчас Пати напоминал утопающего, отчаянно хватающегося за соломинку. Он использовал все свои козыри, и Истребитель об этом знал. У него не оставалось другого выбора, кроме как сидеть и покорно принимать любое наказание, какое только взбредёт в больную голову его мучителя. И чувство этой новообретённой власти согревало Корсу сердце.

Если, конечно, оно у него было.

– Мне жаль Джерард, – издеваясь, протянул он, – но я не позволю тебе так просто уйти.

Он махнул рукой в сторону дверного проёма.

– Но это не касается твоих дружков-Киллджоев. Для них всё закончится быстро, – он мимолётно улыбнулся. – Хотя могу тебе кое-что пообещать, Пати Пойзон. Ты сам «со всем этим покончишь», а не я.

– О чём ты? – это привело Пати в замешательство и напугало. Весь цвет сошёл с его лица, когда до него дошёл смысл сказанных Корсом слов.

Мужчина тихо рассмеялся. Он схватил парня за руку и навёл на него бластер, сияя в предвкушении того, что скоро должно было случиться.

– О, тебе не стоит так волноваться, Джерард, – насмехался он. – Ты скоро всё поймёшь. Сразу после того, как сотрудники BLI вытащат всё содержимое из твоей милой головки.

Истребитель сильнее сжал его предплечье.

– На твоём месте я бы не стал так переживать о своей команде неудачников. Поверь мне, им чертовски повезло, что… – прохрипел он и разжал пальцы, тут же хватая Пати за подбородок, заставляя Киллджоя смотреть ему прямо в глаза, – единственный, кому я хочу причинить боль – это ты, Джерард Уэй.

Пати попытался вывернуться из его цепкой хватки и отстраниться, но безуспешно.

– Ты расплатишься за каждое мгновенье моей головной боли и переживаний, за каждое секундное беспокойство, что принесло мне и нашей корпорации слово «Киллджой». Теперь, когда у меня есть ты, твои маленькие приятели Фан Гоул и Джет Стар, и даже твой брат, больше не представляют для меня никакого интереса. Хотя их смерть, думаю, меня бы позабавила. Но ты единственный, кто мне нужен. Я не жалел ни сил, ни времени на твои поиски, и какая удача, что все мои труды не прошли даром, – он наотмашь ударил Пати по лицу, что, измученный и ослабевший парень осел на пол, хрипя от боли. Корс посмотрел на него с ненавистью и презрением.

– Я слишком долго ждал, чтобы увидеть, как ты окончательно сломаешься, мой милый друг. И теперь ты принадлежишь мне, – вновь вцепившись в руку Пати, он потянул его вверх, заставляя подняться с пола, а затем, лукаво улыбаясь, медленно провёл пальцем по его щеке. – Я хочу слышать, как ты кричишь для меня, детка.

Отточенным и молниеносным движением, словно змея, он сбил пленника с ног, одновременно вводя ему в вену третью отравленную иглу. Спустя несколько секунд Пати понял, что произошло, и испуганно вытаращился на мужчину. Это снова и снова происходит с ним. Корс удовлетворённо наблюдал, как Пати корчился у его ног. Тем временем, причиняющий невыносимые муки наркотик заполнял его кровь, выжигая всё изнутри, лишь начиная действовать. Только на этот раз агония была в разы сильнее.

Корс восторженно смотрел как боль, испытываемая Пойзоном, постепенно его разрушала. Его пронзительные крики были наполненные ужасом, его одежда насквозь пропитывалась потом, а тело сводило болезненными судорогами, пока яд захватывал над ним полный контроль. Красные пряди прилипали к его бледной, как у мертвеца, коже. Истребитель откровенно наслаждался зрелищем, как измученный агонией пленник царапал ногтями пол, пытаясь выбраться из своего ада. На полу появились две кровавые полосы, оставляемые пальцами с содранными до мяса ногтями. Корс мечтательно улыбнулся, вспоминая, как все эти вызванные препаратом симптомы когда-то были описаны им самим.

Муки подопытных оказались гораздо сильнее, чем предполагали учёные. Обычно они начиналось с болезненных спазмов, которые буквально скручивали желудок жертв, заставляя кричать от боли, пока волна чистой агонии овладевала их телами. Затем закипала кровь, и подопытные вопили так, будто сгорали изнутри заживо. Далее следователи разрушающие сознание головные боли, которые, предположительно, были похожи на непрерывные удары молотка. Пленники надрывали голос непрекращающимися воплями, унижались, молили о пощаде, но их молитвы так и не были услышаны. Все они были мятежниками или осуждёнными за пособничество повстанцам, и их судьбы уже были предрешены.

Те, кому удалось пережить эти муки, говорили, что чувствовали, как нестерпимо болит каждый мускул, и им казалось, будто все их кости были раздроблены на мелкие кусочки. Позже они рассказывали, что испытываемые ими страдания были подобны тому, как если бы тело изнутри разрывал дикий необузданный зверь. Большинство испытуемых не смогли пережить седьмой уровень, остальные же сошли с ума, и их пришлось пристрелить. Сейчас же Корс испытывал истинное наслаждение, ведь наблюдая за ходом экспериментов, он открыл для себя совершенно новый уровень удовольствия. И теперь, видя, как этот самодовольный и тщеславный мятежник подвергается столь ужасным пыткам, Истребитель понимал, что идея провести на нём финальное тестирование препарата была послана ему Богом. Джерард Уэй и ему подобные пытались свергнуть власть BLI, тем самым разрушая жизнь Корса. И за это он презирал Киллджоев.

Особенно Пати Пойзона.

Это была расплата за все его деяния. Бесхитростная и безупречная.

Теперь же ему приказали подвергнуть Киллджоя не только обычной процедуре допроса и пыткам. Согласно новому поручению, он должен был уничтожить его полностью.

Дьявольский оскал мужчины стал только шире.

Корс вновь приблизился к Пойзону, зная, что тот вряд ли услышит или увидит что-либо из-за боли, полностью поглотившей его сознание. Он пребывал во власти тьмы, потерялся в своей агонии, не чувствуя ничего, что было за пределами его личного ада. Это наблюдение радовало мужчину, ведь если он не будет терять даром отведённого ему времени, то сможет заставить Киллджоя испытать последнее, наиболее разрушающее унижение – пусть только препарат сначала лишит его последних сил. Пойзон вернётся из ада лишь для того, чтобы тут же предстать перед другим. Заливаясь смехом, Истребитель схватил свою жертву за грудки и встряхнул, после чего перевернул бесчувственное тело парня на живот, наваливаясь сверху и придавливая его к твёрдым доскам. Мужчина почувствовал, что пленник запаниковал сильнее прежнего, и ощутил, как сбилось его дыхание. Страх врага распалял в нём желание и похоть, и Истребитель одним резким движением стянул с себя брюки. Затем он не спеша избавил от одежды и Пати, а горячий воздух полностью окутал обнажённое тело парня.

Мятежник не сопротивлялся, или же просто не мог сопротивляться. Боль и отчаяние полностью контролировали Пойзона, и он вряд ли осознавал, какому именно унижению его подвергнут. Он кричал уже не так оглушительно, как раньше. И, судя по хриплым и болезненным стонам, препарат всё ещё оставался внутри него, удерживая во власти своих разрушающих тёмных чар. Корс торжествовал, упивался тем, что теперь окончательно побеждённый Пати Пойзон лежал неподвижно, прижатый к полу его телом. Киллджой повернул голову набок и крепко зажмурил глаза, не имея в запасе сил ни на что большее. Его искажённое болезненной гримасой лицо и то и дело вырывавшиеся тихие стоны и судороги, что всё так же прошивали безвольное тело, показывали, насколько сильны были его страдания. Мужчина не знал, как долго ещё будет действовать препарат, ведь его интенсивность напрямую зависела от объекта, на котором он был применён. Корс больше не мог позволить себе ни секунды промедления, несмотря на то непередаваемое наслаждение, что приносил ему сам процесс.

И он, как ни как, всё ещё был на задании.

Запустив руку в карман, Корс вытащил оттуда небольшой тюбик. Мрачно улыбаясь, Истребитель выдавил на ладонь его содержимое и медленно распределил склизкую консистенцию по всей длине своего члена, подрагивая от нетерпения. Закончив с этим, он отбросил пустую упаковку в сторону. Не желая тратить много времени на растяжку распластанного под ним парня, мужчина спешно, один за другим, вводил в него липкие холодные пальцы, грубо надавливая на тугие стенки мышц. Он не отягощал себя ни более-менее аккуратной подготовкой Пойзона, ни прелюдией. Корс жаждал лишь одного – заклеймить свою жертву и заставить его навечно запомнить своего мучителя. Он не страшился возможной боли, он наоборот нуждался в ней. Испытывая её, Истребитель чувствовал себя живым. Зашипев от обжигающего желания, Корс резко толкнулся в Пойзона, одним движением входя в него во всю длину. У мужчины перехватило дыхание – обездвиженный мятежник был таким узким. Ведь это не было для Корса обыденным сексом – и сейчас он стремился извлечь из этого максимальное удовольствие.

Мужчина начал двигаться, постепенно увеличивая темп и стараясь не причинять своему пленнику ещё большего вреда, хотя подобные его действия вряд ли были проявлением заботы о здоровье Пати. Длительное и беспричинное причинение кому-то вреда Корс считал контрпродуктивным, но в этот раз цель оправдывала свои средства. Совсем скоро от Пати Пойзона – лидера Киллджоев – не останется и следа, и на его месте появится совсем другой «новый» Джерард Уэй. Только в этот раз он будет играть роль сотрудника BLI. Это не значило, что Истребитель хотел уничтожить его тело полностью, вовсе нет. Он всего лишь выполнял один из пунктов своего заведомо успешного плана, главной целью которого было разрушить душу Пойзона, сломать его внутренний стержень. Корс мог добиться этого любым доступным ему способом.

Всё происходящее между ним и пленником не подходило под определение «секс». Похоть, вожделение, страсть – любые проявления подобных желаний не поощрялись корпорацией. Продолжение рода считалось производственной необходимостью, но руководство BLI было не в состоянии контролировать как часто, где и с кем занимаются сексом сотрудники их же корпорации, что уже говорить обо всём остальном, подвластном организации мире. Эта брешь в строго регламентированной системе власти пугала компанию.

Подобного рода прикосновения к этому грязному мятежнику шли в разрез со всеми принципами Корса, которые раньше казались ему незыблемыми. Но сейчас… Он готов был принести их в жертву – в первый и последний раз. Киллджоя необходимо было уничтожить, и чувства подсказывали ему, что он выбрал самый простой и быстрый, но при этом самый действенный способ достижения заданной цели. Истребитель всего лишь выполнял приказ начальства.

И если говорить откровенно, чувство подобного единения с другим человеком опьяняло его, и было практически невозможно сдерживать себя и свои порывы. Он отчаянно желал перестать держать свои желания под контролем, грубо взять не сопротивляющегося повстанца и жестко вбиваться в него, едва ли не разрывая жертву на части, заставляя его рыдать и молить о пощаде. Корс по-настоящему хотел увидеть, как истерзанный повстанец будет истекать кровью, окрашивая в багряный цвет прогнившие доски. Но ему удалось подавить в себе эти мимолётные порывы. Он не позволит животным инстинктам так легко взять над его разумом полный контроль. Ощущение того, как задница Пати Пойзона плотно сжимала его член, посылая волны возбуждения по всему телу, каждый раз выбивало из груди мужчины тихий и довольный рык. И он знал, что долго не продержится.

До Корса донёсся тихий стон распластанного под ним Киллджоя, отчего на его губах снова появилась фирменная змеиная ухмылка. Всё складывалось просто идеально. Действие препарата постепенно сходило на нет, а сознание и тело Пати постепенно очищались от опутавшего их отравляющего тумана. Но за болезненным пробуждением последуют ещё большие мучения. Всё будет так, как он и планировал.

– Мой, – прошипел Истребитель. – Ты принадлежишь мне.

Пати сдавленно всхлипнул, и Истребитель услышал его тихий стон.

– Нет.

Корс громко рассмеялся, и вместо ответа стал ещё быстрее и жестче вбиваться в парня. По-видимому, пытаясь вновь отключиться и потерять связь с происходящим, Пойзон с усилием затряс головой.

Но Корс ему не позволил.

– Чувствуешь, – прошептал он. – Ты чувствуешь меня, Джерард?

– Пожалуйста, хватит. Мне больно…

Истребитель улыбнулся.

– Вот так, Киллджой. Скажи, почему же ты больше не насмехаешься надо мной?

Мужчина весь обратился в слух, пытаясь расслышать те три слова, что выдавил из себя пленник:

– Фрэнки… помоги мне…

Захватчик замер, особенно глубоко толкнувшись в тело своего врага. Эти слова вызвали у него немалый интерес, и, честно говоря, он совсем не ожидал подобной реакции своей жертвы. Тот факт, что в такой момент Киллджой думал о своём друге… открывал для Корса целый мир новых возможностей. Эти эмоции отразились на его лице в виде довольной ухмылки.

«Замечательно, – размышлял мужчина, – теперь у меня гораздо больше рычагов для управления этой мятежной крысой.»

Покидая его истерзанное тело с противным хлюпаньем, Корс вновь вошёл в Пойзона во всю длину, пытаясь напомнить Киллджою, кому он принадлежит на самом деле. Он неодобрительно цокнул, почувствовав, как его жертва попыталась отодвинуться. Мужчина искоса взглянул на Пати, что в панике и отчаянии бормотал что-то неразборчивое, не поднимая головы. Истребитель радовался, что теперь Киллджой в полной мере ощущал каждое его движение. Но Корс не потерпит со стороны поверженного врага даже малейшего неповиновения. Он схватил Пати за волосы и сильнее прижал его голову к полу, не оставляя пленнику больше ничего, кроме как покорно лежать и издавать тихие болезненные стоны, в то время как Корс продолжать брать его в том темпе, в каком ему только заблагорассудится.

Раз за разом. Толчок за толчком. Сильнее. Быстрее. На лице Корса появлялись капельки пота, и это означало, что он был уже близок к оргазму. Наслаждение переполняло Истребителя, он даже не мог вообразить, что возможно испытать такое удовольствие. И стенания Пати Пойзона лишь усиливали этот эффект.

С последним глубоким толчком Корс кончил в его тело, в то время как Пати стонал и корчился под ним, ощущая внутри себя мучительное жжение чужой спермы.

Это чувство сжигало его измученную душу.

Подобно умирающей звезде. Последняя вспышка, и он больше никогда не будет гореть так ярко.

Мужчина обессиленно рухнул на Пати, пытаясь отдышаться, ещё больше прижимая телом свою жертву к грязным доскам и вдавливая его лицом в скопившуюся на полу пыль и грязь. Придя в себя, Истребитель слез с измученного парня и сел возле него на корточки. Он молча наблюдал за Киллджоем, ожидая его реакции, но мятежник не пытался отползти подальше от мужчины, даже после того, как тот его отпустил. И Корс был рад видеть, как сильная дрожь сотрясала разбитое тело Пойзона.

Посмеиваясь, Корс склонился над Пати, с удовольствием наблюдая, как тот задрожал ещё сильнее. Он прижался губами к уху Киллджоя и начал мягко поглаживать его красные, влажные от пота, волосы. Кровожадно ухмыляясь, он тихо зашептал, наслаждаясь страхом и отвращением, отразившимися на лице Пойзона.

– Я хочу поблагодарить тебя, Джерард. Теперь мне можно с гордостью говорить всем, что я выебал Киллджоя.

Стоны превратились в сдавленное рыдание.

Но для ушей Корса оно звучало подобно музыке.

– Надеюсь, я не причинил тебе особого вреда. Это вовсе не входило в мои планы, – Корс бегло взглянул на по-прежнему обнажённые ягодицы Пойзона и, вжимаясь плечом в спину Киллджоя, резко ввёл в него один палец. Пати болезненно всхлипнул и изогнулся всем телом, пытаясь отстраниться, но мужчина, насмехаясь над его тщетными попытками бегства, лишь сильнее прижал его к полу.

– Что ж, я думал, будет хуже, – подытожил Корс и ещё глубже протолкнул палец в извивающегося под ним Пати, практически не ощущая под собой никакого сопротивления. – С тобой всё будет в порядке, хотя ещё какое-то время ты будешь ощущать небольшой дискомфорт. Но, думаю, для такого сильно го и храброго Киллджоя как ты, это не так уж и страшно, верно?

Истребитель, сжалившись над Пойзоном, слегка отстранился от него, на время прекращая свои издевательства. Не стирая с губ торжествующей улыбки, он спросил:

– Знаешь, кто ты теперь, Джерард? Кем ты стал после всего этого?

Он выжидающе уставился на Пати, но никакого ответа, опять же, не последовало. Недовольно поджав губы, он продолжил:

– Теперь ты, Пати Пойзон, всего лишь жалкая подзаборная шлюшка.

– Отвали от меня, – последовал тихий ответ.

Корс запрокинул голову и оглушительно рассмеялся.

– Ты хоть знаешь, сколько сил я потратил на твои поиски? – продолжал насмехаться захватчик. – Неужели надо было вкладывать в это столько труда? Ты ведь не стоил и десятой доли всего этого, так?

– Прости, что не оправдал твоих ожиданий.

Истребитель замолк и злобно уставился на Пойзона. В его тоне он уловил нотки угасшего ранее неповиновения, а подобное ни в коем случае нельзя было ему отпускать. Придвигаясь к Пойзону ближе, он ядовито прошипел:

– Неужели ты не разочаровался в себе, Уэй? – едкие слова болезненным эхом отдавались в сознании Киллджоя. – Разве на такой исход рассчитывал твой отец, когда приказывал тебе спасаться бегством? Ради этого твоя мать пожертвовала своей жизнью? Чтобы однажды ты обесчестил и их и себя таким вот мерзким способом?

– Закрой свой рот, – прозвучало жалко даже для самого Пати, но это было единственное, что он мог сказать в свою защиту. Парень медленно опустил веки, пытаясь абстрагироваться и не слушать Корса. Он всё ещё чувствовал этого ублюдка внутри себя, настолько глубоко, что казалось, будто тот очернил каждый миллиметр его тела. В изнеможении Пойзон приложил дрожащую руку ко лбу, и его лицо скривилось страдальческой гримасой.

Болело абсолютно всё. Он чувствовал себя грязным, потасканным. Личина отважного Пати Пойзона рушилась, оставляя под собой лишь маленького испуганного мальчика, которого он безуспешно пытался перебороть в себе всю свою жизнь. Джерард Уэй сам не смог бы справиться со всеми навалившимися на него бедами, но это была его истинная сущность, разве нет? Джерард Уэй хотел сдаться и где-нибудь спрятаться. Где угодно, лишь бы быть в тепле и безопасности.

Ему хотелось к Фрэнку. Быть рядом с ним.

Сдерживая подступающие к глазам слёзы, Киллджой открыл глаза и посмотрел на своего мучителя. Он всё ещё был Пати Пойзоном, и никем иным. А Пойзон должен продолжать бороться, чтобы любыми способами не позволить Корсу получить то, чего он так хотел.

Он не позволит.

Но на этом захватчик вовсе не собирался прекращать свои издевательства. Его пропитанные желчью слова вновь зазвучали в зыбкой тишине комнаты:

– Когда-то ты многое значил, – проворковал мужчина. – У тебя была семья, преданные друзья, и даже очаровательная девушка. Слава и богатство всегда сопутствовали тебе. А теперь посмотри, в какое дерьмо ты превратился. Тебе следует презирать самого же себя. Оставив за душой лишь раздутую гордыню, ты растерял всё и всех. А теперь ещё и лишился собственной гордости.

– Это ты лишил меня всего, – огрызнулся Пати. – Ты убил всех, кого я любил!

– О, да неужели? – Истребитель рассмеялся, – а вот я думал, что во всём виноват именно ты, или я не прав?

«Чёрт», – Пойзон уставился на него, не скрывая ненависти во взгляде. Своей неосторожной фразой он раскрыл своему врагу ещё одно слабое место. – «Я просто идиот.»

Он попытался отвернуться, морщась от боли, вызванной даже таким слабым движением.

– Давным-давно, ты был весьма перспективным студентом в своей школе искусств, – продолжил Корс, ухмыляясь от уха до уха. – Столь талантливый и такой умный. Не похож на других, настоящая индивидуальность. Я прав, Джерард? Все вокруг только и говорили, что о твоём таланте. И всё складывалось так, как тебе было нужно. Ты был так любим публикой, они верили в тебя и в твои идеи. Я знаю всё о твоём прошлом, Джерард, о прошлом твоих друзей, о том, от чего вы так легко отказались и оставили лишь в воспоминаниях, знаю, кто вы все на самом деле. Или, может, мне лучше сказать «кем вы когда-то были»? Если бы ты посвятил себя работе на Корпорацию, Джерард, и позволил бы ей использовать твои таланты, то, возможно, достиг бы гораздо больших вершин. Зажил бы новой жизнью, так ты это называешь?

Джерард резко вскинул голову. Он отчаянно боролся с собой, сдерживая резкий ответ на насмешку столь ненавистного ему человека. А Корс, не стирая с губ гаденькой улыбки, снова заговорил:

– Но ты выбрал другое. Теперь ты скрываешься за маской, выполняя приказы своего лидера и носишься повсюду со своими дружками, всегда убегаешь от прошлого, никогда не оглядываешься назад, так как боишься того, что можешь там увидеть. Узнаёшь себя?

– Ты не имеешь ни малейшего понятия, о чём говоришь, – перебил Пати. Просто замолчи.

Истребитель усмехнулся, игнорируя прервавшего его парня.

– Ты превратился в жалкого неудачника – в человека, которого используют, как только заблагорассудится, чтобы потом избавиться от него, как от балласта, при первой же возможности.

Он вцепился рукой в волосы Пати и потянул его на себя, заставляя того завопить от боли.

– Где же сейчас твой благородный Доктор Анти-Смерть? Где все они? Рэй? Майки? – уже знакомый оскал, – Фрэнки?

– Они живы и в безопасности, – тут же возразил Пойзон. Но он не мог уйти с ними, просто не мог. Стоило лишь мысли о том, что он потерял их навсегда, пробраться в его сознание, как он тут же терял над собой всякий контроль.

Не напоминай мне о них. Не заставляй меня думать о них. Пожалуйста. Лучше снова сделай мне больно. Изнасилуй меня, избей меня, можешь даже убить, если хочешь. Но не принуждай меня думать о том, что я потерял их навсегда.

– Они поступили так, как их учил я, – едва слышно пробормотал Киллджой. – Если кого-то из нас берут в плен или убивают, остальные должны спасаться бегством. И после того, как я умру, они будут продолжать сражаться.

Внезапно Киллджой ощутил странный прилив сил и ухватился за эти ощущения. Он знал, что помогало ему держаться – вера в других. Огонь неповиновения вновь зажегся в его глазах, и теперь Пойзон смотрел прямо в глаза своему мучителю.

– Может, когда-нибудь они придут за тобой, – улыбнулся Пати, заглушая в себе боль, – больной ты извращенец.

Корс прожигал пленника взглядом в течение нескольких секунд. В его глазах пылал гнев, и Пойзон весь съежился, готовясь к новым ударам. Но ничего не было. Вместо этого Корс громко расхохотался, чем полностью поверг Пати в недоумение. Он уставился с открытым ртом на своего заливающегося от смеха врага.

– Кто бы мог подумать, что Джерард Уэй на самом деле окажется лишь жалким самодовольным куском дерьма! – выпалил Корс, сцепляя пальцы на его горле, и рванул его вверх, заставляя подняться на ноги. Киллджой вскрикнул, не выдержав вспышки острой боли, что пронзила его тело.

– Думаешь, что сидя здесь и демонстрируя мне своё безрассудство и наплевательское отношение к собственной жизни, ты будешь казаться сильнее? – прорычал он, встряхивая пленника, тряпичной куклой повисшего в его руках. – Ты лишь продолжаешь играть свою роль жалкого бунтаря, обречённого на неудачу. А внутри ты так и остался тем испуганным маленьким мальчиком, который отстал от мамы и потерялся в толпе. Продолжаешь свою бессмысленную борьбу лишь потому, что слишком сильно боишься столкнуться со своим прошлым и с той жизнью, которую всегда хотел забыть.

Мужчина с прищуром смотрел в глаза Пати.

– Скажи мне, я прав?

Парень отчаянно замотал головой, не сумев выдавить из себя и звука.

– Не прав? – Истребитель усиливал свою хватку до тех пор, пока Пойзон не начал задыхаться. – Тогда зачем ты разыгрываешь этот спектакль? Зачем строишь из себя эдакого супергероя, про которого люди рассказывают всякие небылицы? Зачем тебе это нужно?

Он слегка разжал пальцы, и Пати, зайдясь в приступах удушающего кашля, наконец-то смог сделать несколько глубоких вдохов.

– Потому что этому миру нужен тот, кто будет бороться с такими ублюдками как ты! – выкрикнул он в лицо своему врагу. – Я поступаю так, потому что сам этого хочу. Ведь это моё настоящее «я». Пати Пойзон – вот кто я.

Корс разочарованно вздохнул.

– Это всё ложь, Джерард. «Пати Пойзон» – всего лишь твоя жалкая выдумка, – мужчина нахмурился, сосредоточенно всматриваясь, какое-то время, в его лицо. – Но есть другой путь. Я дам тебе ту жизнь, о которой ты так мечтаешь, и предлагаю тебе начать всё с нуля. Будь уверен, именно это и случится, когда ты попадёшь в Бэттери Сити. Ты заживёшь по-новому, гораздо лучше, чем живешь сейчас. Вдали от тех, кто подло использовал тебя, а потом бросил в логове врагов, заботясь лишь о собственной безопасности.

– Ты говоришь, что всё это сделаешь ради моего же блага?

– Именно, – кивнул Корс.

Глаза Пати яростно вспыхнули. Его вера была сильнее страха, чтобы не говорил захватчик. Чего бы ему это не стоило – он не сдастся.

– Better Living – вот что настоящая ложь, – выпалил он в ответ, пересиливая скрутившую его тело боль. – Я не позволю тебе пудрить мне мозги. Ничто не заставит меня бросить свою борьбу и сдаться. Потому что я знаю – вы никогда не выиграете.

Корс услышал предостаточно.

– Ты же понимаешь, что тебя ждёт? – спросил он, до синяков сдавливая горло Пати. Он говорил устрашающе спокойно и тихо. – Что будет после сканирования и перепрограммирования? Кем ты станешь в корпорации?

Мужчина наклонился ещё ниже, оказавшись лицом к лицу со своей жертвой.

– Ты будешь моим персональным маленьким суперсолдатом. И я лично займусь твоей подготовкой, а потом отправлю тебя в ваше старое логово, – распаляясь, он перешёл на крик, не переставая при этом дьявольски улыбаться. – Ты войдёшь в штаб-квартиру повстанцев, до зубов вооружённый лучевым оружием BLI. Убьёшь каждого, будь то мужчины, женщины, даже дети, что входят в вашу повстанческую шайку, сотрёшь с лица земли всех мятежников до последнего. И улыбаться при этом будешь только мне, – он с силой встряхнул обмякшего Пойзона. – А начнём мы, пожалуй, с твоего младшего братика. Как его там звали? Майки?

Господи, пожалуйста, только не это.
Он не сделает… просто не посмеет.


– Этому не бывать, – уверенно заявил Пати, тщательно скрывая дрожь в голосе. – Ты не заставишь меня.

Корс усмехнулся.

– Посмотрим, – промурлыкал он на ухо пленнику и быстро поцеловал его в щеку, с удовольствием наблюдая, как Пати пытается от него отпрянуть, не сдерживая своего отвращения.

– Теперь, когда ты в моей полной власти, я покажу тебе, на что я способен, – на его лице отразился неподдельный интерес. – Мне вот всё интересно, что напоследок скажет тебе брат? Как он отреагирует, узнав, что непобедимый Пати Пойзон стал предателем? Но больше всего я хочу узнать, как он на тебя посмотрит, перед тем, как ты снесёшь ему башку?

Он смеялся над своей шуткой, склонив голову назад.

Пати же дрожал от страха.

Майки.

Нет.

Чётко выговаривая каждое слово, он прошипел:

– Иди нахуй, Корс.

После секундного замешательства, Корс разразился новым приступом смеха, запрокидывая голову. Когда он вновь взглянул на Пати, его глаза горели нездоровым блеском.

– Я хотел бы обратить твоё внимание, Джерард, на то, что именно тебя сегодня выебали, – он вцепился в волосы пленника и потянул вверх, заставляя Пойзона поднять голову и посмотреть ему в глаза. Пати пытался вырваться, но Корс крепко удерживал его в этом положении. Киллджой скривился от отвращения, когда Корс прижался губами к его губам, проталкивая в его рот свой скользкий язык. Когда насильственный поцелуй был прерван, Пати вновь заметил его ехидную ухмылку.

– И я могу отыметь тебя снова, когда и как захочу. Отныне ты моя игрушка, большего ты недостоин!

С этими словами он оттолкнул Пойзона от себя. Измученный и ослабевший, парень споткнулся, запутавшись во всё ещё спущенных до лодыжек штанах и упал на пол, вскрикнув от новой вспышки боли, пронзившей его после жёсткого приземления на наиболее пострадавшую часть тела, что была чуть ниже спины.

Корс приблизился к нему, и Пати попытался отползти подальше. У него не оставалось сил терпеть его издевательства. Боль сковывала его тело, и он чувствовал каждый удар, нанесенный ему Корсом. Последствия пыток и избиений, сломанное ребро, ожог, оставленный лучом бластера, жгучая боль от разодранных до крови пальцев – всё это слилось в один мучительный и разрушающий его импульс, не говоря уже о тех гадких ощущениях, что остались после изнасилования. Пати попытался на время забыть обо всех причинённых Истребителем мучениях, но воспоминания о них, то и дело, воспроизводились в его сознании, и он не мог избавиться от тех мерзких чувств и болезненных вспышек, что они несли за собой. Киллджой чувствовал себя грязным и использованным. Корс буквально отобрал у него всё. Даже его тело больше ему не принадлежало – Истребитель запятнал и его. Еще никогда прежде Пати не испытывал такой усталости, и он понимал, что с каждой секундой все ближе подходил к той грани, что отделяла его от всепоглощающей тьмы. Пойзон с облегчением падал в её объятья, но Корс всё не замолкал, удерживая его в сознании одним своим голосом.

– Ты – ничтожество, – прорычал мужчина. – Испуганный ребёнок, обиженный на весь мир, и притворяющийся бесстрашным героем, что прячется за выдуманным именем.

– Я – Пати Пойзон, – продолжал он шептать, словно мантру, – предводитель Киллджоев.

Стоило этим словам слететь с его губ, как Корс тут же набросился на него, удерживая одной рукой, когда другую, сжав в кулак, он откинул назад, собираясь вновь нанести удар.

– Назови своё имя ещё раз, – потребовал он.

Киллджой растерянно моргнул.

– Пати Пойзон, – ответил он.

Истребитель нанёс ему сокрушительный удар в челюсть.

– Попробуй снова, – прошипел Корс. – Как тебя зовут?

– Ты оглох что ли? – ощерился Пати. – Я же только что тебе сказал. Моё имя – Пати Пойзон.

Мужчина замахнулся и отвесил ему пощёчину. Когда боль в щеке немного утихла, и Пати, осмелившись поднять взгляд на своего мучителя, с вызовом посмотрел в его сузившиеся, как у змеи, глаза, он почувствовал, как ужас холодными пальцами сдавил ему горло.

Он понимал, чего добивался Корс, и он не позволит ему вновь одержать над ним победу.

– Назови мне своё имя!

– Пати Пойзон.

– Ответ неверный.

На этот раз удар был нанесён в область грудной клетки чуть выше сломанного ребра, что и заставило Пати коротко вскрикнуть. Слёзы предательски навернулись ему на глаза.

Хватит. У меня не осталось сил всё это терпеть.

– Давай попробуем ещё раз, – прохрипел Корс. – Назови мне своё настоящее имя!

Киллджой начал колебаться. Изо всех сил стараясь не выдать своего страха и сдерживая прошившую его дрожь, он ответил:

– Меня зовут Пати Пойзон.

Кулак Истребителя вновь соприкоснулся с его подбородком, отчего раненный парень свалился на бок, не выдержав столь сильного удара. Затем Корс вновь сгрёб в кулак красные пряди его волос и запрокинул ему голову назад.

– Как долго ты будешь продолжать сопротивляться? – рявкнул он. – Сколько ещё боли и страданий ты сможешь вытерпеть?

Он выпустил свою жертву из захвата, и Пойзон облегчённо выдохнул. Мужчина нахмурился.

– Они предали тебя. Бросились здесь и обрекли на муки. Неужели ты можешь быть перед ними в долгу, несмотря на то, как они с тобой поступили?

– Тебе никогда этого не понять.

– В последний раз спрашиваю, – настаивал Корс. – Каково твоё настоящее имя?

– Меня зовут Пати Пойзон, и я лидер Киллджоев. И мне абсолютно наплевать на всё то, что ты сделал или собираешься со мной сделать. Хочешь выебать меня снова? Так давай же, вперед! Но, клянусь, что однажды я ещё посмотрю, как ты будешь подыхать прямо у меня на глазах, сукин ты сын!

Корс выглядел так, будто готов был взорваться в любой момент от переполнявшей его злости. Пати же снова попытался мысленно подготовиться к новым побоям, которые, он был уверен, не заставят себя долго ждать. Но на сей раз он ошибся. Корс продолжал таращиться на него широко раскрытыми от удивления глазами.

И тихо вздохнул.

– Ты храбрый до безрассудства, Джерард Уэй. И удивительно упрямый. Боюсь, ты не оставляешь мне иного выбора.

Он вытащил из кармана бластер и держал так, чтобы пленник мог его видеть.

– Что насчёт восьмого уровня?

Глаза Пати в ужасе расширились.

Блять.

Только не это.

Истребитель, нахмурившись, потянулся к нему, намереваясь вновь вцепиться ему в предплечье, но Пати оттолкнул его руку.

– Подожди! – вскричал Пойзон. – Не делай этого!

Мужчина задумчиво склонил голову.

– Если ты не хочешь, чтобы я снова ввёл тебе наркотик, тогда просто скажи мне своё имя. Это не составляет большего труда.

– Ты и так знаешь моё имя, – вымолвил Пати.

Корс отрицательно покачал головой:

– Ответ неверный, – повторил он, наводя на свою жертву бластер.

– Пожалуйста… – в отчаянии взмолился Пойзон, – перестань мне вкалывать это дерьмо. Я больше не могу…

– Только если ты ответишь на мой вопрос, – Корс равнодушно пожал плечами.

– Я не могу… прошу тебя!

– У тебя есть свое имя! Назови мне его!

Пати снова колебался. Дрожь пронизывала всё его тело, и он был не в силах бороться с накатившимся на него страхом. Он понимал, что не выдержит новой дозы агонии, но если он сдастся сейчас, это будет конец. Для всех них.

– Нет, – едва шевеля губами, прошептал он.

Корс раздражённо вздохнул.

– Что ж, как хочешь, – ответил он, прижав дуло бластера к оголённому плечу своей жертвы и слегка надавил пальцем на спусковой крючок.

Джерард Уэй! – выпалил парень, ощутив, как холодный металл коснулся его кожи. Его щёки вспыхнули от стыда, и он опустил глаза вниз, уставившись в пол.

Истребитель замер. Он изумлённо посмотрел на смущённого Пати, чувствуя, как победная эйфория окутывала его тело и мысли.

Он победил.

– Повтори еще раз, – приказал он. – И смотри мне в глаза, когда будешь говорить.

Пати скривился. Взяв себя в руки и нервно сглотнув, он поднял свои глаза.

– Меня зовут Джерард Уэй, – тихо произнёс он, понимая, что этими словами он признаёт своё поражение. Он сдался, подвёл всех, кто ему дорог.

Корс одобрительно закивал.

– Хороший мальчик. А теперь, скажи мне, Джерард, – обратился он к Киллджою, насмешливо глядя на него сверху вниз, – что же случилось с «Пати Пойзоном»?

Нет сил бороться. Я так устал. Всё кончено. Мне нужно отдохнуть.

Просто разреши мне уснуть навсегда.

Глаза Джерарда были холодными и безжизненными, лишенными всяческих эмоций, когда он выдавил из себя следующие слова, которые так жаждал услышать его мучитель.

– Пати Пойзон… умер.

Лицо Корса исказилось лучезарной улыбкой.

– Замечательно, Джерард, – он разжал кулак, позволяя алым волосам Пойзона выскользнуть из своего захвата. Он с удовольствием наблюдал, как Киллджой отодвинулся от него настолько далеко, насколько это было возможно в его состоянии.

– Вот видишь, это ведь совсем не трудно, правда?

Пати было нечего сказать ему в ответ.

Корс отошёл в сторону, повернувшись спиной к своему беспомощному врагу, и нажал на кнопку коммуникатора, прикреплённого к своему запястью.

– Дракулоид? – обратился он к подчинённому.

Да, сэр? – раздался тихий сиплый голос.

– Ты выполнил моё поручение?

Конечно, сэр – ваша машина уже готова. К тому же, в соответствии с вашими указаниями, мы согнали всех горожан в одно место, и процесс корректирования их памяти уже почти завершён.

– Отлично. Заключённый готов к транспортировке, но не могу гарантировать, что он не добавит нам ещё больше проблем, не устроив что-нибудь перед отъездом. Так что пришли сюда отряд бойцов. Его следует держать его под усиленной охраной до конца поездки.

– Сию минуту, сэр.

И Корс прервал звонок.

Он оглянулся на Джерарда и увидел, что тот стоял, прислонившись к стене, обеими руками упираясь в неё, чтобы не упасть. Медленно приближаясь к нему, мужчина заметил, как некогда бесстрашный Киллджой весь сгорбился, стараясь казаться меньше и незаметнее. И Корс рассмотрел, что даже несмотря на все свои усилия, пленник больше не мог сдерживать слёзы, и теперь они градом катились по его щекам. Заметив довольную улыбку Корса, Пати стыдливо склонил голову.

Корс едва ли не вскидывал в воздух кулак в победном жесте, настолько сильно распирало его чувство триумфа.

Но вместо этого он отвернулся от своего пленника, оставляя его помятым и униженным шатко стоять в углу, с выставленной голой задницей. Он услышал, как Киллджой тихо всхлипывал от боли, и улыбнулся ещё шире. К своему стыду, Пати понял, что у него не хватит сил даже на то, чтобы просто наклониться и подтянуть свои джинсы. Вновь повернувшись лицом к своей жертве, Корс укоризненно покачал головой, не стирая с губ ухмылки и не делая ничего, чтобы помочь парню. Он бросил его стоять пристыженным и обнажённым, чтобы позже заставить его молить о помощи. И Корсу это нравилось. Истребитель вышел из того, что осталось от дверного проёма, поглядывая на огромную дыру, зияющую на месте взорванной двери. Он, сцепив руки за спиной, закрыл свои глаза и медленно и глубоко вдохнул пыльный воздух.

– В мире снова воцарился покой и порядок.

Пати Пойзон уничтожен. И остальные Киллджои вскоре разделят его участь. Они умрут от руки своего же лидера.

Улыбка Корса превратилась в дьявольский оскал.

Задание выполнено.

Двое Дракулоидов, которые всё это время ждали снаружи, и ещё двое, что присоединились к ним недавно, приблизились к своему командиру. Новоприбывшие склонили головы в приветствии, на что Корс лишь указал нетерпеливым жестом на сгорбленного парня, валяющегося в углу комнаты, и всеми силами пытающегося скрыть свою наготу от глаз посторонних. Увидев Пати, один из Дракулоидов замер. Не отводя пристального взгляда от Киллджоя, осмотрев его с ног до головы, он сжал руку на своём бластере и поднял глаза на Истребителя, ожидая инструкций.

– Скрутите его, – с нескрываемой радостью в голосе скомандовал Корс, – и погрузите в машину.

Дракулоиды из отряда подкрепления кинулись исполнять приказ. Подойдя к пленнику, они замерли, тщательно разглядывая Киллджоя с нечитабельным выражением на лицах, как будто они не были уверены, стоит ли им подходить к нему ближе.

– Делайте, что я вам говорю, чего встали!

– Вставай, – указывая на Пати, велел ему один из них. Его голос звучал надломленно и тихо.

Пати устало поднял голову. Он встретился с внимательным взглядом одного из подчинённых Истребителя, отдавшего ему приказ. Повинуясь, парень попытался подняться, но его ноги настолько ослабли, что едва ли могли удерживать его тело в вертикальном положении.

– Поднимайся, живо! – прогремел второй, наводя на пленника дуло бластера.

– Я не могу, – жалобно простонал Пойзон, пряча своё лицо в ладонях. – Мне больно…

Он внутренне сжался, стыдясь своей беспомощности. Сколько ещё унижений ему предстояло вынести?

Другой Дракулоид, подойдя ближе, резко схватил Пати за левую руку и бесцеремонно дернул вверх, заставляя того встать на ноги. Его пальцы сжались прямо на месте ещё не зажившего ожога, и это выбивало из парня очередной громкий и страдальческий крик.

Один из них шагнул вперёд и вырвал Киллджоя из болевого захвата своего коллеги.

– Заложи руки за спину и скрести запястья, – обратился он к Пойзону. Тот даже не пытался сопротивляться. Он выполнил то, что было ему велено, и спокойно ждал, пока не защёлкнутся стесняющие движение наручники.

Затем Дракулоид опустил ему на спину свою ладонь и подтолкнул в сторону выхода. К большому удивлению Пати, этот подручный Корса явно не собирался проявлять насилие по отношению к нему. Тот просто повернулся назад к своему командиру.

– Готово, сэр.

– Замечательно, – нетерпеливо оборвал его Истребитель. – Тогда уходим отсюда как можно скорее.

Он указал рукой в сторону дверного проёма.

– Ведите его, – повинуясь, второй Дракулоид, удерживая Пати под прицелом, подтолкнул его вперёд. Пойзон, низко опустив голову и заметно прихрамывая, послушно поплёлся в сторону выхода, где его ждал Корс.

Внезапно их процессия остановилась. Первый Дракулоид, оттолкнув в сторону другого, упал на колени позади пленника и подтянул вверх висевшие на его лодыжках джинсы, тем самым, избавляя Пойзона от ещё большего позора.

Киллджой изумлённо вытаращил на него глаза. Заботливый Дракулоид? Какого чёрта?

Корс выглядел не менее удивлённым.

– Любые прикосновения к заключённому запрещены, – протянул он с издёвкой. – Некоторых из вас, Пугал, не помешало бы приструнить.

С этими словами он вышел из здания. Повисло неловкое молчание, в то время как Пати и Дракулоид, или как его назвал Корс – Пугало, неотрывно смотрели друг на друга. Наконец будто очнувшись, второй из подчиненных скомандовал:

– Вперед, живо.

Следуя позади Корса, небольшой отряд прошёл сквозь дыру, заменявшую теперь двери, и они покинули помещение. К ним присоединились ещё два Дракулоида, послушно ждавших снаружи, и помогли сопроводить заключённого до ожидавшей их служебной машины. Кроме них шести во всей округе не было ни души. Тишина, казалось, полностью поглощала все звуки.

Вокруг было слишком тихо. И Пати чувствовал себя так, будто попал на собственные похороны. Скорее всего, из-за того, что всё происходящее действительно было своеобразной похоронной процессией.

Пати знал, что только он сядет в автомобиль – и его жизнь закончится. Но разве он мог что-то изменить?

Он был здесь один против пяти своих врагов.

Его избили и сломали. Уничтожили.

В такой ситуации даже и думать не стоило о своих шансах на спасение.

Внезапный писк коммуникатора Корса заставил их всех остановиться. Он же, выругавшись, отошёл в сторону, чтобы ответить на звонок.

В ответ из устройства донеслись звуки абсолютнейшего хаоса. Не было никаких сомнений, что на заднем фоне были отчётливо слышны гудение и треск лазерных лучей, которыми стреляли из бластеров. Где-то совсем рядом с ними велось ожесточённое сражение.

– Немедленно отвечайте! – заорал в коммуникатор Корс.

– Внимание! На нас напали! Мятежники наступают со всех сторон. Немедленно оправьте подкрепление… Их слишком много…

Ещё какое-то время оттуда доносились звуки выстрелов, грохот взрывов и чьи-то крики, а затем всё стихло.

Корс побледнел. Отключив устройство, он оглянулся, чтобы взглянуть на Пати, который никак не реагировал.

– Что происходит? – потребовал он от него ответа. Его тон был угрожающе спокойным, но в глазах, казалось, сверкали молнии. – Почему моих людей атаковали?

– Без понятия, – равнодушно ответил Пойзон.

Корс глухо зарычал и ударил его по лицу. Киллджой слабо вскрикнул и, потеряв равновесие, осел на землю. Слишком много испытаний пришлось на его долю в этот день, и ноги уже совершенно его не держали. Тело просто отказывалось реагировать. Пойзон опёрся на колени и попытался выровнять дыхание, пока Истребитель пристально оглядывал его сверху вниз.

– Ты сказал мне, что отдал им приказ бросить тебя здесь и не возвращаться.

– И они его выполнили.

– Не ври мне, Джерард. Я предупреждал тебя о последствиях, – он запустил руку в карман пиджака, и Пати рефлекторно сгорбился.

Господи, только не это. Я больше не выдержу.

– Нет, – жалобно простонал он, прекрасно осознавая, что за этим последует. – Пожалуйста …

Корс остановился и уставился на пленника с недобрым блеском в глазах:

– Пожалуйста, кто?

Смущение заставило щёки Пойзона залиться румянцем.

Дракулоиды же стояли неподалёку и внимательно наблюдали за этой картиной.

За исключением одного. Он смотрел в противоположную сторону, но Корс был слишком увлечён Киллджоем, чтобы это заметить.

– Ну же! – подбодрил его Корс, кровожадно улыбаясь.

– Пожалуйста, сэр, – пролепетал Пати, пристально разглядывая камешки под ногами. Он хотел, чтобы эта растрескавшаяся земля разверзлась и поглотила его. – Пожалуйста, не причиняйте мне боль… снова.

– Так-то лучше, – съязвил Корс и убрал бластер обратно, после чего отвернулся, нервно поглядывая на ждущий их автомобиль. – Похоже, ты ошибался, когда сомневался в своих друзьях. Тебе должно быть стыдно, ведь именно из-за тебя они лишились своих последних шансов остаться в живых. Уже слишком поздно.

Он злорадно улыбнулся.

– Я верил в них гораздо больше, чем ты, Киллджой. Я знаю, что они никогда не бросают своих.

– Поздравляю, это весьма умное наблюдение для такого тупого куска дерьма, как ты.

Наступила абсолютная тишина. Корс оцепенел, не зная ему что ответить. Сказавший это Дракулоид навёл на него дуло своего бластера и двинулся к ним навстречу, приближаясь к Пати.

Они напряжённо посмотрели друг другу в глаза.

Дракулоид смотрел на заключённого, слегка склонив голову, я его улыбка была заметна даже не смотря на опущенную ему на лицо маску. Пойзон подмигнул ему, намекнув этим жестом, что признаёт в нём своего союзника. В ответ тот молча кивнул.

Этого не может быть.

Затем Дракулоид снова обратился к Корсу:

– Чего ты ждёшь, ублюдок? Что я вручу тебе медаль за твою догадливость?

Мужчина медленно повернулся к нему лицом. Только спустя несколько секунд он понял, что эти дерзкие слова были произнесены не Пати Пойзоном, вновь осмелившимся открыть свой рот, а его собственным солдатом. И он никак не мог осознать тот факт, что всё это происходит на самом деле.

– Что ты сказал?

– Ты слышал меня, мразь.

Пока Корс пытался найти слова, чтобы достойно ответить на это оскорбление, его бывший подчинённый внезапно сорвал с себя маску, бросая ее на землю. А затем ещё и плюнул на неё.

Истребитель прищурился.

Ещё один подонок-Киллджой.

Мятежник, очевидно, ничуть не беспокоясь за свою жизнь, отвернулся от него и снова посмотрел на Пати, удерживая под прицелом Истребителя. Пойзон смотрел на него так, будто он был плодом его измученного сознания или пустынным миражом.

Он просто не верил своим глазам.

– Фрэнки…

Гоул задрожал, пытаясь сдержать свои эмоции.

– Всё будет хорошо, Пати, – прошептал он, – я здесь, с тобой.

В его глазах, казалось, бушевало пламя, когда он посмотрел в сторону Корса.

Он больше никогда не посмеет прикоснуться к тебе, даже пальцем тебя не тронет.

Корс не отводил от него пристального взгляда.

– Я впечатлён, – сплюнул он. – Очень умно. Не знаю, как вам удалось это провернуть, мне абсолютно наплевать. Твоя спасательная операция бессмысленна. Ничего хорошего из этого не выйдет, особенно для тебя.

Корс повернулся к остальным Дракулоидам, которые, как он думал, всё это время ждали его приказа.

– Убейте его!

Последовавшие за этим события ещё больше шокировали Корса. Двое из отряда открыли огонь, но только стреляли они в своих товарищей. Солдаты рухнули на землю, не успев и вздохнуть, а напавшие на них Дракулоиды повернулись к Корсу и навели на него дула своих бластеров.

Что вы, ЧЁРТ ВОЗЬМИ, творите? – завопил мужчина.

Двое предателей гневно уставились на него. Они повторили действия своего товарища, сорвали с лиц маски и отбросили их в песок. Под вражеской личиной скрывались последние из отряда Киллджоев – Кобра Кид и Джет Стар.

Повстанцы подошли друг к другу и встали рядом, плечом к плечу. Они действовали и двигались так, будто они хорошо обученные солдаты. И выглядели они, словно вернулись прямиком из Преисподней.

Младший из них – Кобра – не отрываясь, смотрел на своего брата Пойзона. Он пытался скрыть те эмоции, что вызывали в нём то плачевное состояние, в котором находился его брат, и не скрытые ничем многочисленные раны и синяки на его теле.

– Джерард? – прошептал Кид.

В глазах Пати, казалось, загорелся слабый огонёк, стоило ему лишь взглянуть на брата. Прежде чем Пойзон снова отвернулся, Кобра к своему ужасу успел заметить, что некогда дерзкий и непокорный взгляд брата теперь был пустым и обречённым.

Дрожа от негодования, Кид развернулся к Корсу лицом, рассматривая его с плохо скрываемой ненавистью.

– Что ты сделал с моим братом? – прошипел он.

Искоса наблюдая за таким забавным представлением молодого Киллджоя, Истребитель не удержался и позволил своим губам растянуться в ядовитой улыбке.

– Я опробовал на нём всё, что ты только можешь представить, – насмешливо растягивая слова, протянул он, – и даже больше.

– Ах ты, сукин сын! – он подступил ближе к самодовольно ухмыляющемуся Корсу.

– Майки, держи себя в руках, – осадил его Джет Стар, кладя ему на плечо руку и оттягивая назад.

Корс смотрел то на одного Киллджоя, то на другого. Он видели, что все трое с трудом боролись с желанием пристрелить его прямо на том месте, где он стоял. Но, помимо этого, они отчаянно желали добраться до своего раненного друга и как можно скорее оказать ему помощь. Мужчина понимал, что у него осталась лишь одна спасительная лазейка и он, не колеблясь, воспользовался ею. Стремительно бросившись вперёд, Истребитель схватил Пати за загривок, крепко удерживая его волосы своими цепкими пальцами, и надавил дулом бластера ему на подбородок.

Двое из Киллджоев хотели уже наброситься на него, но были оттеснены в сторону своим другом. И это не ускользнуло от внимания Корса. Фан Гоул явно был проницательнее остальных, и именно поэтому от него надо было избавиться в первую очередь.

– Оставайтесь на месте, – предупредил их мужчина, – или я убью его.

Кобра выглядел так, будто готов был сорваться в любую секунду.

– Нет… – начал он, но Джет предупреждающе схватил его за плечо, призывая оставаться спокойным.

Гоул решил всё взять под свой контроль и посмотрел прямо в глаза покрасневшему от напряжения Корсу.

– Отпусти его, блять, сейчас же, – чётко и ясно произнёс он. – Это моё первое и последнее предупреждение.

Истребитель усмехнулся.

– О, я так не думаю. Только рискните меня остановить, когда я пойду к вон той машине, и я снесу башку вашему драгоценному Пати Пойзону.

– Неужели ты думаешь, что мы позволим этому случиться? – тихо сказал Фрэнк. Его голос был низким, даже приятным, но глаза выдавали истинные эмоции и всю ненависть, что он испытывал к тому человеку, к которому обращался сейчас. – Ты здесь в меньшинстве, ублюдок. Надеешься, что сможешь так просто сбежать отсюда после всего того, что ты сделал с моим лучшим другом?

Он медленно приближался к врагу.

– Подумай ещё раз, грязный извращенец. Единственное, что здесь зависит от тебя, это как ты будешь умирать: быстро или очень-очень медленно, – Фан ухмыльнулся. – Лично я уже решил, какой из способов мне нравится больше.

Киллджой выставил вперёд свой бластер, но Корс оказался быстрее. Оборачиваясь, мужчина выстрелил в Кобру и Джета, которые инстинктивно бросились в сторону. В суматохе Истребитель рывком толкнул Пойзона на Гоула, и тот тут же бросился ловить друга, чтобы смягчить его падение, оказываясь при этом полностью незащищённым.

Джет предупреждающе вскрикнул. Всё ещё удерживая в руках Пати, Гоул встревоженно оглянулся на Корса.

Враг, ухмыляясь, направил на Фана прицел своего бластера и надавил пальцем на спусковой крючок.

Внезапно мощный взрыв разорвал воздух, оглушая ударной волной всю округу и отбрасывая в сторону каждого, будь то Дракулоид или нет, где они бесформенной кучей падали на землю.

Оправившись первым, Корс закашлялся и попытался разглядеть сквозь дым, куда упал Фан Гоул. Оказалось, что он всё ещё удерживал мятежника под прицелом. Тот лежал на песке, ещё не придя в себя после взрыва, и пытался очистить свою голову от затормаживающих последствий оглушения.

И он отчаянно звал по имени своего ненаглядного Джерарда.

С тихим рычанием Корс возвёл бластер и нацелил его непосредственно на Киллджоя, представлявшего сейчас самую большую угрозу. Только на этот раз он собирался его окончательно прикончить.

Но его выбил из колеи раздавшийся из ниоткуда чей-то незнакомый голос, что предупреждающе закричал:

– Киллджои! Ложись!

И вслед за этим врата Ада разверзлись на земле.
Категория: Слэш | Просмотров: 223 | Добавил: ShaggyBumblebee | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Джен [269]
фанфики не содержат описания романтических отношений
Гет [156]
фанфики содержат описание романтических отношений между персонажами
Слэш [5034]
романтические взаимоотношения между лицами одного пола
Драбблы [311]
Драбблы - это короткие зарисовки от 100 до 400 слов.
Конкурсы, вызовы [42]
В помощь автору [13]
f.a.q.
Административное [15]

«  Декабрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031




Verlinka

Семейные архивы Снейпов





Перекресток - сайт по Supernatural



Fanfics.info - Фанфики на любой вкус

200




Copyright vedmo4ka © 2016